Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Агрегаторы нащупывают спрос – Газета Коммерсантъ № 4 (6966) от 14.01.2021

Как выяснил “Ъ”, агрегаторы спроса, снижающие электропотребление своих клиентов, за 2020 год заработали около 660 млн руб. Объем сегмента достиг рекордных 607 МВт, а число участников приблизилось к 70. Однако влияние механизма на цену электроэнергии неочевидно: по мнению аналитиков, работа агрегаторов, наоборот, увеличила ее. Инициаторы проекта считают оценки преждевременными.

В 2020 году агрегаторы спроса, снижающие электропотребление клиентов, заработали 658 млн руб. (цифра будет уточнена по итогам декабря), сообщили “Ъ” в «Системном операторе» (СО, диспетчер энергосистемы). В новом сегменте участвовали 69 агрегаторов, которые по команде СО снижали нагрузку 355 объектов потребления на розничном энергорынке. Агрегаторы получают плату с энергорынка (через тариф СО) за успешное снижение потребления клиентов и часть вознаграждения отдают своим потребителям. Механизм ценозависимого снижения потребления (demand response) должен приводить к сокращению пикового спроса и, соответственно, цен на электроэнергию на рынке на сутки вперед (РСВ).

Механизм запущен в конце 2019 года в пилотном режиме, эксперимент будет продолжен в текущем году. Агрегаторы отбираются на каждый квартал по конкурсу — выигрывает заявка с наименьшей ценой. В 2020 году квота постоянно росла: в первом квартале объем составил около 230 МВт, во втором — 281 МВт, в третьем — 336 МВт. В четвертом квартале отбор проводился дважды и в итоге достиг рекордного уровня в 607,6 МВт.

По данным “Ъ”, лидером рынка по объему снижения нагрузки стал «Русэнергосбыт» (структура итальянской Enel и ЕСН Григория Березкина) с долей 25,1%, затем следуют компания «Фарадей» с 17,3% и «Транснефтьэнерго» с 14,9%.

Из-за высокой конкуренции цены заявок снижались. По информации “Ъ”, 10% заявленных объемов не проходили отбор ценовых заявок, а средневзвешенный уровень цен в европейской части РФ и на Урале составил 321,5 тыс. руб. за 1 МВт в месяц, в Сибири — 540 тыс. руб. за 1 МВт в месяц.

Однако остается неясным, удалось ли механизму значительно снизить цены на РСВ. В первом квартале прошлого года агрегаторы заработали 139,88 млн руб., а снижение стоимости покупки в РСВ для всех покупателей оптового рынка составило лишь 31,69 млн руб. (см. “Ъ” от 30 марта). «Снижение стоимости покупки электроэнергии на РСВ в 2020 году вследствие учета механизма ценозависимого снижения потребления участников оптового рынка, а также агрегаторов управления спросом на порядок выше значений первого квартала 2020 года»,— заявили “Ъ” в «Совете рынка». В СО подчеркивают, что в четвертом квартале произошел «качественный скачок эффекта в РСВ»: в декабре 2020 года оплата услуг агрегаторов составила порядка 73 млн руб., а эффект в РСВ — более 82 млн руб.

Итоговые экономические результаты могут быть оценены после завершения пилотного проекта и будут зависеть от параметров целевой модели, прежде всего порядка учета механизма в рынке мощности, подчеркивают в СО.

Кроме того, применяемые критерии задействования механизма в РСВ недостаточно эффективны и не позволяют «полностью реализовать потенциальные эффекты в РСВ», считают там. В текущем году будут применяться новые критерии, которые могут увеличить эффект на 50%.

Работу механизма критикует промышленность. «Пилот застрял на начальной стадии, когда плата агрегаторам формируется перекрестно за счет дополнительной нагрузки для остальных потребителей, и это не дает системных эффектов. Необходимо переходить к цивилизованным механизмам и стимулировать развитие агрегаторов за счет части расходов на сетевые и генерирующие мощности, от строительства и содержания которых агрегаторы позволяют отказаться»,— заявили “Ъ” в «Сообществе потребителей энергии» (объединяет крупных потребителей электроэнергии).

«Рынок demand response в России быстро развивается в объемах управляемой мощности, но с точки зрения экономических эффектов цели не достигаются: в 2020 году агрегаторы и их клиенты только подняли энерготарифы для остальных потребителей»,— полагает Николай Посыпанко из Vygon Consulting. По его мнению, важно допустить агрегаторов спроса к участию в рынке мощности. В мире основной областью применения demand response являются рынки мощности, а не электроэнергии, соглашается руководитель направления «Электроэнергетика» центра энергетики МШУ «Сколково» Алексей Хохлов. По его мнению, необходимо масштабировать программу и привлечь в нее кратно большее число участников.

Источник: Коммерсант