Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

CAS уполномочил допустить – Газета Коммерсантъ № 5 (6967) от 15.01.2021

Опубликованная Спортивным арбитражным судом (CAS) мотивировочная часть решения по главному в отрасли процессу прошлого года — между Всемирным антидопинговым агентством (WADA) и российской стороной — объяснила как правомерность применения к последней сверхжестких санкций в виде запрета на длительный срок на выступления в крупнейших соревнованиях под национальным флагом и на право принимать и претендовать на них, так и довольно существенного смягчения санкционного пакета по сравнению с первоначальными требованиями WADA во имя «пропорциональности» наказания. При этом документ CAS сохранил интригу, связанную с критериями допуска российских спортсменов в ближайшие два года на важнейшие состязания, включая Олимпийские игры, в нейтральном статусе. Ясно лишь, что они, опять же, будут все-таки не такими суровыми, как те, на которые рассчитывала антидопинговая структура.

Спортивный арбитражный суд опубликовал мотивировочную часть решения, вынесенного по итогам спора между Всемирным антидопинговым агентством и Российским антидопинговым агентством (РУСАДА), изложенную в 186-страничном документе. Речь идет о главном для отрасли процессе последних лет. Помимо WADA и РУСАДА, в нем в качестве третьих лиц участвовали Олимпийский комитет России (ОКР), Паралимпийский комитет России (ПКР), ряд международных структур — таких как Международный олимпийский комитет (МОК), Международная федерация хоккея (IIHF), Ассоциация европейских олимпийских комитетов, а также 43 отечественных спортсмена.

На процессе рассматривалась правомерность решения исполкома WADA, принятого в декабре позапрошлого года. В связи с многочисленными «несоответствиями», обнаруженными в базе данных Московской антидопинговой лаборатории за 2012–2015 годы, он последовал рекомендации лишить статуса соответствия РУСАДА и применить к стране, нарушившей условия его восстановления, целый набор санкций, предусмотренных новым Международным стандартом по соответствию сторон (ISCCS). В санкционном пакете содержалось множество пунктов. Некоторые означали колоссальный ущерб для отечественной спортивной отрасли. Наиболее обсуждаемый относился к формату выступления российских спортсменов на так называемых главных международных соревнованиях (major events) в ближайшие четыре года.

Главными WADA называло крупнейшие состязания, имеющие всемирный, а не региональный характер.

Это в том числе летняя Олимпиада в Токио, перенесенная из-за пандемии коронавируса с лета 2020 года на лето 2021-го, а также зимняя Олимпиада в Пекине и чемпионат мира по футболу в Катаре — он, как и пекинские Олимпийские игры, состоится в 2022 году. На них, как и на других соревнованиях, WADA обязало российских спортсменов выступать в нейтральном статусе без права использования национальной символики, даже запретив упоминание страны.

Кроме того, агентство подтвердило, что для допуска на соревнования российским спортсменам придется проходить через фильтры, подобные тем, что применялись при выдаче им приглашений на пхёнчханскую Олимпиаду 2018 года. А вдобавок к этому России запретили проводить или претендовать на проведение главных соревнований.

Между тем CAS, формально поддержав санкции WADA, все же достаточно существенно смягчил их в своем обнародованном в декабре прошлого года вердикте.

Наиболее заметное изменение — срок действия санкций, сокращенный вдвое, с четырех до двух лет, хотя и отсчитывающийся теперь не с момента проведения исполкома WADA, а с 16 декабря 2020 года. Таким образом, из санкционного периода выпали два топовых турнира, право принять которые досталось России — приходящиеся на 2023 год чемпионат мира по хоккею в Санкт-Петербурге и Универсиада в Екатеринбурге. Положения, касающиеся нейтрального статуса, тоже стали мягче. CAS разрешил использование на форме спортсменов как слова «Россия» рядом с обозначением «нейтральный атлет», так и цветов национального флага. Кроме того, арбитраж уточнил формулировку WADA по поводу невозможности присутствия на Олимпийских играх российских официальных лиц. Он счел его возможным, если принимающая состязания страна приглашает на них чиновников в качестве почетных гостей.

Содержание мотивировочной части решения CAS местами выглядит довольно любопытным. В частности, оно впервые подробно представляет аргументы участников процесса, либо явно не согласных с положениями санкционного пакета, либо сомневающихся в их целесообразности и продуктивности.

Претензии РУСАДА, как выяснилось, охватывали обширный пласт вопросов.

Агентство в первую очередь отмечало, что в принципе не имело никакого влияния на деятельность Московской антидопинговой лаборатории, а следовательно, не могло заниматься манипуляциями и нести за них ответственность, а его эксперты ставили под сомнение выводы технических экспертов WADA.

Кроме того, юристы РУСАДА указывали на нарушение во время процесса «фундаментальных прав» представителей российской стороны — таких как презумпция невиновности, недопустимость коллективного наказания, и подвергали критике Международный стандарт по соответствию, противоречащий спортивным регламентам.

Олимпийский комитет России настаивал на том, что WADA, с точки зрения формального статуса «частный швейцарский фонд», вообще не имело «достаточных» полномочий, чтобы накладывать санкции на РУСАДА, де-факто пытаясь наказать именно ОКР, входящие в его состав федерации и спортсменов, и подчеркивал, что требования, содержащиеся в санкционном пакете, противоречат базовому для отрасли документу — Олимпийской хартии. Помимо этого юристы ведомства отмечали, что их имплементация приведет к финансовым потерям, исчисляемым «десятками миллионов долларов», из-за снижения привлекательности российского спорта после приобретения нейтрального статуса.

На таких потерях акцентировала внимание и Международная федерация хоккея. Долю России в «рынке» своих чемпионатов мира она оценила в 25%, а потенциальное снижение доходов от их проведения при выступлении российской команды в качестве нейтральной — в 10–20%.

Международный олимпийский комитет не устроили «размытые» разъяснения WADA по поводу «экстраординарно широкого списка» чиновников, подпадающих под санкции.

А еще МОК потребовал исключить из пакета тех из них, кто приносит «существенную пользу» олимпийскому движению, но чья деятельность может быть интерпретирована как государственная. Конкретным примером в данном случае была Елена Исинбаева, член комиссии спортсменов МОК.

Подробное резюме CAS по поводу справедливости наказания российской стороны звучит очень неприятно для нее. Дело в том, что оно, по существу, закрепляет правоту всех, кто считал Россию виновной в допинговом кризисе, разразившемся еще в 2015 году и до сих пор окончательно не сошедшем на нет. А про свежайший из его пиков в заключении арбитров вполне определенно говорится, что база данных Московской антидопинговой лаборатории подверглась «намеренным» и «изощренным» манипуляциям, включавшим масштабные изменения и уничтожения файлов непосредственно перед ее передачей WADA в январе 2019 года и даже во время передачи. «Изощренность» CAS иллюстрирует в том числе фактом фальсификаций записей на форумах лаборатории с целью свалить вину в организации допинговых схем на «некоторых бывших сотрудников». Под таковыми имеются в виду главным образом превратившиеся в информаторов WADA экс-директор организации Григорий Родченков и его заместитель Тимофей Соболевский.

CAS, оправдывая смягчение санкций (он предпочитает называть их «последствиями Международного стандарта по соответствию»), ссылается в основном на принцип «пропорциональности».

Те, что назначило WADA, ему показались как раз «диспропорциональными». К примеру, CAS напомнил, что WADA никогда не скрывало, что в идеале его максимальный санкционный пакет должен охватывать два «релиза» Олимпийских игр — летний и зимний, а значит, смысла в четырехлетнем сроке не было никакого. Согласились арбитры и с доводами МОК о недопустимости тотального запрета на посещение соревнований для заметных функционеров, как и практически тотального запрета на работу россиян в международных спортивных структурах.

Реакцию участников процесса, каждый из которых мог считать, что он добился успеха, на публикацию мотивировочной части представить было несложно. Президент WADA Витольд Банька заявил, что она «ясно показала» «правоту» агентства и «разоблачила наглые попытки российских властей манипулировать данными Московской лаборатории, чтобы помешать расследованиям». Однако господин Банька, как и в декабре, выразил разочарование в связи с тем, что CAS не согласился со всеми «предлагаемыми последствиями», хотя они, на его взгляд, «были соразмерны вопиющему характеру преступлений, совершенных российскими властями». Руководитель комиссии спортсменов ОКР (его президент Станислав Поздняков в декабре не исключал возможность подачи апелляции на решение арбитража), олимпийская чемпионка по фехтованию Софья Великая, свидетельствовавшая на процессе, наоборот, убеждена, что «позицию в CAS отстояла» российская сторона, а «принятые решения можно рассматривать положительно».

Несмотря на детальность мотивировочной части, она сохранила серьезную интригу, касающуюся важного нюанса ближайшего будущего сборной России. Санкции WADA предусматривали наличие жестких «фильтров» при допуске российских спортсменов на соревнования в нейтральном статусе, подобных тем, что применялись на Олимпиаде в Пхёнчхане в 2018 году. Однако было непонятно, какими именно оно их видит. В документе CAS фильтрам посвящена целая страница. Но и он не смог четко определить критерии отбора. Формулировка инстанции смотрится чрезвычайно расплывчатой: в документе сказано о необходимости «ограничить исключение атлетов и персонала теми, кто подпадает под дисквалификации или ограничения со стороны компетентных структур» «в результате существующих или будущих процедур», «остающихся в силе во время данного события». Правда, сопровождается она ремаркой о чрезмерной, по мнению арбитров, жесткости тех критериев, что предлагало WADA.

Из документа следует, что проблемой допуска озабочен и МОК.

Он уже предложил WADA предоставить информацию о количестве спортсменов, которых потенциально могут затронуть «последствия», а также призвал создать централизованную комиссию по допуску, чтобы обеспечить «эффективность и последовательность решений».

Допинг в российском спорте

“Ъ” собрал допинговую историю спортсменов с 2000-го года

Читать далее

Источник: Коммерсант