Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Что получали князи из грязи

95 лет назад, перед началом курортного сезона 1926 года, в Москве получили секретное сообщение о тяжелейшем положении в одном из самых популярных мест отдыха и лечения тех лет, куда без денег даже на обратные билеты отправлялись массы коммунистов со всей страны. Однако построить социализм в одном отдельно взятом городе удалось не сразу, не во всем и только для особо ответственных работников.

С приближением времени открытия курортного сезона заметно увеличивается наплыв на Терек коммунистов из партийных организаций со всех концов нашего Союза. Прибывающие в наше распоряжение без предварительного на это согласия больные и физически и нравственно партийцы с расшатанной вконец нервной системой, граничащей с частыми нервными припадками, едут с исключительной целью и поработать, и одновременно подлечиться в предстоящем курортном сезоне.

Отправляющие их партийные организации не в состоянии бывают обеспечить им на курортах бесплатное лечение, а потому по прибытии к нам все больные партийцы, да притом еще измученные в дороге, сразу же оказываются в безвыходном положении, так как Терский окружком, имея на курортах в большом количестве безработных партийцев, физически не может предоставить вновь прибывающим какой-либо заработок, а тем более бесплатное лечение.

Таким образом, невозможность получения работы и бесплатного лечения, с одной стороны, и, с другой стороны, тяжелое материальное положение, все это вместе еще более усугубляет и без того болезненное состояние прибывающих партийцев. Никакие здоровые доводы, ни убеждения со стороны руководящих работников окркома, ни даже посильная материальная помощь не бывают в состоянии удержать прорыв этого настроения, которое целиком и, конечно, незаслуженно обрушивается на головы руководящих работников и всего аппарата окркома в целом.

Создается совершенно невозможная обстановка для работы.

Занятые приемом прибывающих товарищей, зачастую уходом за ними, как за нервнобольными, руководящие работники окркома и весь аппарат выбиваются из колеи повседневной плановой работы.

Тормозится порою разрешение самых жизненных, не терпящих никакого отлагательства вопросов.

С другой стороны, эта обстановка в конце концов настолько издергивает самих работников, что уже к средине курортного сезона мы принуждены бываем считаться с таким положением, когда работоспособность их сокращается до минимума ввиду крайней расшатанности нервной системы.

Кроме всего этого, окружком не в состоянии бывает при таком массовом наплыве удовлетворить всю ту сумму предъявляемых к нам и ни с чем не считающихся, а порою даже и ни с чем несообразных требований об оказании различного рода помощи, главным образом материальной поддержки. В последнем случае окружком бывает лишен возможности оказать поддержку хотя бы в самом минимальном размере, требующемся на содержание прибывающих в первые дни их пребывания здесь или на обратный проезд…

Терский окрком просит организовать особый фонд помощи нуждающимся больным партийцам с соответствующими ассигнованиями из центра, дабы тем самым частично найти выход из крайне тяжелого положения, создаваемого особыми условиями нашего курортного округа. Одновременно с этим необходимо опубликовать в «Правде» предупреждения о том тяжелом положении, в котором оказываются прибывающие неорганизованным порядком в нашу организацию больные партийцы.

«Абреки, не довольствуясь кражей баранов, выходят на большую дорогу и грабят прохожих»

«Абреки, не довольствуясь кражей баранов, выходят на большую дорогу и грабят прохожих»

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

Если по Кисловодску мерить силу социалистического строительства нашей страны, то будет какая-то сложная нескладица, неразбериха. Получается впечатление — большой курорт, санаторий, больница, ванны — все в наших руках. Это, так сказать, форпост социализма на минеральных водах. А кругом специалисты, НЭП, держащие в своих руках всю торговлю. Санатории пестрят кругом, а кооператив всего один. Сотни тысяч приезжающих на минеральные воды всецело попадают в руки к частнику, снабжающему их булками, фруктами, шашлыком, вином, одеждою, лошадьми — одним словом, всем, кроме нарзанных ванн и лечебной помощи, которые находятся в руках государства. А отъедешь верст 15–20 от Кисловодска и совсем попадешь уже в первобытные дебри… Абреки, не довольствуясь кражей баранов, выходят на большую дорогу и грабят прохожих. Уж тут ни о каком социализме и помину нет…

В нашем санатории все партийцы, человек 120. Но какая здесь смесь одежды и лиц. Правда, публика все люди средней руки, губернский актив, ответработники.

Партийные сановники не мешаются даже во время отдыха с рядовой партийной шпаной.

Ни в одной, пожалуй, стране аристократия не поставлена так крепко и в высоко привилегированные условия, как у нас. Для ответственных работников имеются особые санатории. И если в них обычно люди помещаются по три человека в одной комнате, для особо ответственных работников дают целые дачи. Если здесь на 50 человек один врач, то для ответработников, наоборот, 50 врачей на одного и гуляют отдельно, как индюки в особой загородке, не смешиваясь с массой. Ну а мы не заботимся о чистоте своей крови и живем как простые смертные в людской гуще. В санатории 120 человек, публика со всей России…

Большинство — губернская верхушка, о политике разговаривают с осторожностью, только с тем, кому доверяют, вообще отмалчиваются, больше любят разговаривать о женщинах… Но все же все актуальные вопросы последних дней ставились и обсуждались… Рассказывали о прокатившейся толпе разложения в партийных организациях. Факты вроде Смоленского (летом 1928 года началось расследование финансовых злоупотреблений и аморального поведения в Смоленском губернском исполнительном комитете.— «История») наблюдались почти что по всем организациям. Чувашка, марийка, рассказывала мне о том, как они разогнали в Марийской области ряд верхушечных организаций и отправили сидеть в Соловки работников ГПУ. Бакинцы рассказывали о том, что у них ряд ответработников-партийцев оказались в то же самое время руководителями Мусовских партий (видимо, партии «Мусават» и других действовавших в Азербайджане до советизации партий.— «История»), а ряд проворовались вдрызг. О таких же фактах говорили и от уральских заводов…

…Самым серьезным участком по бандитизму на СКК является Карачай. На сегодня обстановка рисуется в следующем виде: банддвижением охвачены: 1. Хумиринский округ, граничащий с Армавирским; 2. Ашикуланский округ; 3. Малокарачаевский округ, прилегающий к району стц. Бикешевская, Боргустанская и г. Кисловодск.

Источник: Коммерсант