Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Да, Паша, будем воевать» – Политика – Коммерсантъ

30 ноября 1994 года президент Борис Ельцин подписал указ №2137 «О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики». Через неделю на встрече с министром обороны Павлом Грачевым лидер сепаратистов Джохар Дудаев окончательно отказался подчиниться Москве. Корреспондент “Ъ” Муса Мурадов считает, что шанс предотвратить войну был, но обе стороны не захотели им воспользоваться.

11 декабря 1994 года поздним вечером я ехал из аэропорта Минеральных Вод в Грозный. До Ингушетии трасса «Кавказ» была практически пустой. А затем нашему автобусу пришлось двигаться, обгоняя колонны бронетехники и военных грузовиков. За несколько километров до Чечни военные колонны закончились и автобус помчался по пустой и совершенно темной трассе.

К полуночи, когда я доехал, в Грозном было пусто, темно и тревожно. В многоэтажках редко светились окна, по улицам, высвечивая одиноких бродячих собак, на высокой скорости проезжали машины. Людно было только в одном месте — в так называемом президентском дворце (ранее здание Чечено-Ингушского республиканского комитета КПСС).

Ярче других горели окна на восьмом этаже в кабинете Джохара Дудаева. Он точно знал, что грядет война, готовился к ней и даже ждал ее.

Любой, кто в те времена пытался предостеречь от военного конфликта с Москвой, вызывал раздражение Дудаева и его ближайших соратников. Даже диссидент и известный на Западе советолог Абдурахман Авторханов, которого трудно было заподозрить в лояльности российскому руководству, попал в число недругов дудаевского режима.

«Не вздумайте начинать войну с Россией, она будет гибельной для республики и ее народа»,— телеграмму примерно с таким содержанием прислал господин Авторханов в Грозный в начале 1990-х, когда руководители Чечни и России начали обмениваться воинственными заявлениями. «Свободу никто не дает, ее надо завоевывать»,— отвечали дудаевцы своим критикам.

Советский генерал Дудаев не мог не понимать, с кем ему придется воевать. И что вряд ли ему удастся выйти победителем из столкновения с армией, в которой он сам еще недавно верой и правдой служил. Но отказаться от войны для него тоже было равнозначно смерти, во всяком случае политической.

Летом 1994 года после освобождения из «Лефортово» в родную республику вернулся Руслан Хасбулатов, бывший председатель разогнанного Борисом Ельциным Верховного совета России. На тот момент он был одним из самых популярных среди чеченцев политиком. Господин Хасбулатов ездил по республике и собирал многотысячные митинги. Из-за большого числа участников их даже приходилось проводить вне населенных пунктов. Дудаеву это не нравилось, но препятствовать массовым акциям было невозможно.

Даже начальник охраны лидера сепаратистов Руслан Лабазанов, разочаровавшись в политике своего босса, перешел к Руслану Хасбулатову.

Накануне первой чеченской войны Дудаев контролировал меньше половины республики.

Например, крупные Урус-Мартановский, Надтеречный и Грозненский районы фактически самоуправлялись, отказываясь подчиняться мятежному генералу. К осени 1994 года популярность Хасбулатова достигла такого уровня, что, казалось, еще немного — и власть Дудаева не устоит.

Но набирающего влияние в Чечне Руслана Хасбулатова опасались не только в президентском дворце в Грозном, но и в Кремле. Если бы Хасбулатов пришел на смену сепаратисту Дудаеву, Борису Ельцину пришлось бы смириться с возвращением в большую политику в лице руководителя региона вчерашнего непримиримого оппонента.

Бывший спикер оказался одинаково неприемлемой фигурой как для грозненских, так и для московских властей.

26 ноября Москва предприняла попытку смены власти в Чечне без участия Хасбулатова. На захват президентского дворца отправили вооруженную оппозицию во главе с Умаром Автурхановым. Штурм провалился. Руслану Хасбулатову также пришлось свернуть свою деятельность и вернуться в Москву, хотя он к вооруженному вторжению в Грозный никакого отношения не имел.

После ноябрьских событий мирное разрешение конфликта было возможно лишь в двух случаях: либо российское руководство смирится с уходом Чечни, либо Джохар Дудаев откажется от независимости и сложит оружие. Вероятность обоих вариантов была ничтожна мала.

Правда, Дудаев еще утверждал, что избежать войны можно, если ему дадут возможность лично переговорить с Борисом Ельциным. Такая встреча не состоялась.

6 декабря в ингушскую станицу Орджоникидзевская поговорить с лидером сепаратистов приехал министр обороны Павел Грачев. После провала ноябрьского штурма Грозного оппозицией он публично заявлял, что российская армия может «по крайней мере одним парашютно-десантным полком в течение двух часов решить все вопросы» с Чечней. И, кажется, он сам в это верил.

Свидетели встречи рассказывали, что Дудаев на вопрос Грачева «Ты что, собираешься воевать?» так и ответил: «Да, Паша, будем воевать».

Источник: Коммерсант