Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Денег нет, так хоть пообедаем – Газета Коммерсантъ № 141 (6862) от 10.08.2020

Инфляция июля — показатель, которого мы ожидали с большим интересом, чем большинство макропоказателей этого лета, несмотря на то что в обсуждении его в традиционном ключе смысла немного. В целом инфляция ожидания оправдала — скорее негативные, чем позитивные: 0,4% прироста индекса потребительских цен за месяц в данном случае демонстрируют в первую очередь, что конкурентность российского рынка переоценена, а состояние российских производителей и их ожидания от осени-зимы 2020 года хуже, чем предполагалось.

В годовом измерении индекс потребцен (ИПЦ) за июль — 3,4%, и это в большей степени продовольственная инфляция, чем какая-либо иная. Продовольственные товары в июле в измерении «год к году» дорожали на 4,2%, без сезонной плодоовощной продукции — на 3,7%, притом что в том же измерении непродовольственные товары подорожали на 3,1%, услуги — на 2,5%. По всем показателям инфляция июля 2019 года была выше, чем в этом году. Однако внутригодовая динамика была совсем другой: ИПЦ к июню 2019 года вырос вдвое меньше, на 0,2%, в товарном секторе уже в июле обнаруживалась вполне естественная сезонная дефляция, ниже, чем год спустя, был и прирост базового индекса потребцен.

Происходящее интересует нас скорее не с точки зрения действий Банка России (напомним, летом 2020 года ЦБ вполне последовательно, ориентируясь в основном на базовую инфляцию, снижал ключевую ставку, опасаясь скорее занижения темпов роста ИПЦ), а с точки зрения микродинамики цен внутри года. ИПЦ в марте—мае 2020 года — показатель, демонстрирующий, в сущности, бог знает что: распределение бюджета домохозяйства, которое зачастую сидит взаперти, потребляет совершенно не то, что потребляет обычно, и тратит свои доходы (не так сильно изменившиеся) так, как оно не тратило никогда в жизни,— делает понятие «корзина потребления» несколько условным: скорее всего, это не совсем та корзина. В июне—августе (и особенно в июле), когда тратить было уже можно, на потребрынке происходило сразу несколько процессов: важны были компенсация недопотребления весны (реализация отложенного спроса), стратегии потребителей (сколько потратить сейчас, сколько оставить на потом) и конкуренция за сбереженные деньги разных производителей.

В ИПЦ июля интересен временный победитель — это производители продовольствия, и захотевшие, и сумевшие изъять повышением цен из бюджетов домохозяйств больше других секторов. Это происходило на фоне хорошего урожая, и в теории стратегией переработчика должна была быть бешеная ценовая конкуренция. На практике это, видимо, не так. Предположительно, августовская дефляция, которая была бы очень естественна в текущей уникальной ситуации, под вопросом, а готовность домохозяйств восстанавливать «доковидную» корзину непродовольственного потребления очень сомнительна.

Источник: Коммерсант