Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Для Fortum ищут стратегические лазейки

Федеральная антимонопольная служба России (ФАС) намерена вмешаться в затянувшийся процесс приобретения финским Fortum контроля над немецким Uniper. Сейчас этому препятствует наличие стратегического статуса в части российских активов немецкой компании. Глава ФАС Игорь Артемьев допустил, что регулятор может одобрить сделку без изменений в законодательстве, но с отложенным обязательством Fortum избавиться от стратегических активов. Юристы считают аргументы ФАС и в целом предложенный подход, как минимум, уязвимым.

Федеральная антимонопольная служба может одобрить сделку об увеличении доли Fortum в немецком Uniper с текущих 49,99% до 70,5% без изменений в законодательстве, но с отлагательным условием, сообщил во вторник «Интерфакс» со ссылкой на главу ФАС Игоря Артемьева.

«Если не менять законодательство, в сегодняшних условиях сделка возможна только в одном случае — с отлагательным условием, что вступит она в силу только тогда, когда будут приняты изменения в законе. Но это сделать можно»,— сказал глава ФАС.

В России у обеих компаний есть крупные генерирующие активы, приобретенные при разделении РАО «ЕЭС России»: Uniper принадлежит 83,7% ПАО «Юнипро» с 11 ГВт ГРЭС, у Fortum — 94,88% в ПАО «Фортум», владеющей 4,5 ГВт генерации.

В 2017 году Fortum приобрел 49,99% в немецкой энергокомпании, но финнам в течение нескольких лет не удавалось получить контроль над активом — Uniper этому активно сопротивлялся, называя сделку «недружественной». 8 октября Fortum сообщил, что договорился с миноритарными акционерами Uniper — фондами Elliott и Knight Vinke — о покупке у них более 20,5% акций Uniper за €2,3 млрд. Но пока российские активы остаются главным препятствием к увеличению доли финнов в немецком энергоконцерне, поскольку российское законодательство (57-ФЗ «О стратегах») напрямую запрещает иностранным правительствам (Fortum на 51% принадлежит правительству Финляндии) входить в стратегические активы в РФ больше чем на 50%. У «Юнипро» такими стратегическими активами являются водоканалы — в частности, на Сургутской ГРЭС. 10 октября CEO Uniper Андреас Ширенбек заявил, что продать такие активы «не так уж и просто».

По словам Игоря Артемьева, служба обсуждает необходимые изменения в законодательство, которые позволят Fortum увеличить долю в Uniper, отдав на аутсорсинг входящий в периметр немецкой компании водоканал, имеющий статус стратегического.

«Электроэнергетика ФЗ-57 (об иностранных инвестициях) не регулируется. Это открытая сфера. Эта сфера не называется стратегической, и поэтому маленький водоканал не позволяет им (Fortum.— “Ъ”) инвестировать миллиарды долларов в российскую энергетику. Это неправильно»,— пояснил господин Артемьев. По его словам, если доля этого вторичного актива (водоканала.— “Ъ”) не превышает 1% совокупной стоимости актива, то правительственная комиссия могла бы дать «временное разрешение приобрести больше контроля, отдать на аутсорсинг этот актив, а затем вернуться в такую долю, которая ей полагается». Фактически речь идет о том, что Fortum получит контроль над Uniper и сможет более активно участвовать в процессе избавления от водоканалов.

Однако партнер BGP Litigation Ирина Акимова подчеркивает, что из-за прямого запрета 57-ФЗ на установление контроля над стратегическими обществами иностранным государственным инвесторам «сам по себе процесс согласования подобной сделки не может быть начат до внесения соответствующих изменений в закон». Следовательно, возможность применения неких отлагательный условий отсутствует, считает юрист.

Партнер юридической компании «Дювернуа Лигал» Александр Арбузов находит идею главы Игоря Артемьева интересной. Но, отмечает он, стоимость актива (даже если она не превышает 1% общей стоимости приобретаемой компании) не является определяющей при отнесении предприятия к стратегическим. «То, что для иностранного владельца является «вторичным активом», не превышающим 1% совокупной стоимости активов, для российского государства легко может оказаться значимым стратегическим предприятием (например, в обороне, криптографии)»,— поясняет он. Поэтому, по его мнению, такие критерии не должны работать автоматически, а скорее могут быть «условно-разрешительными»: возможен порядок, при котором каждый конкретный случай выдачи разрешения на приобретение иностранцем стратегического предприятия рассматривался бы специальной комиссией, а окончательное решение принималось бы президентом.

Источник: Коммерсант