Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Экосбор в одни руки – Газета Коммерсантъ № 98 (7060) от 09.06.2021

Минприроды и Российский экологический оператор (ППК РЭО) опубликовали поправки к законодательству для перезапуска механизма расширенной ответственности производителей и импортеров за отходы (РОП). Эксперты и участники рынка называют документ коррупционноемким: он наделяет ППК РЭО обширными регуляторными и финансовыми полномочиями без ответственности за результаты. Одновременно Минприроды направило в Белый дом законопроект о вторичных материальных ресурсах, который приравнивает их к отходам. Эти документы заставляют наблюдателей открыто сомневаться в компетентности отраслевых чиновников.

Поправки к законам «Об отходах производства и потребления» и «Об основах госрегулирования торговой деятельности в РФ», опубликованные Минприроды для оценки регулирующего воздействия, по данным “Ъ”, до последнего момента пребывали под грифом «ДСП». Документ, созданный в соавторстве с ППК РЭО, призван обозначить базовые принципы системы и описать место в ней ППК. Так, поправки устанавливают необходимость методики расчета ставки экосбора для компаний, которые самостоятельно не управляют создаваемыми отходами, порядка декларирования выпущенных, а также ввезенных товаров и упаковки и описывают порядок отчетности о РОП. Он предполагает ежегодное увеличение нормативов утилизации товаров на 10%, до 100%, а в отношении упаковки норматив утилизации составит 100% уже с 2022 года. «Это повлечет существенное увеличение суммы сбора для некоторых компаний и может повлиять на стоимость товаров. А подготовка и подача отчетности дважды в год увеличит административную нагрузку на бизнес»,— убеждена Юлия Фахрудинова, старший менеджер департамента налогов и права «Делойт» в СНГ. С ней соглашается директор ассоциации «РусПэк» (объединяет крупнейших участников РОП) Любовь Меланевская, отмечая, что предлагаемый законопроектом удвоенный норматив экосбора для компаний, не достигших 100% утилизации, противоречит принципам правительственной концепции РОП (см. “Ъ” от 12 января) — в ней самостоятельная утилизация отходов компаниями имеет приоритет перед уплатой экосбора. «Зачем бизнесу эти риски (попытки выполнить норматив.— “Ъ”), если можно просто заплатить 100%»,— негодует она.

Большая часть документа посвящена контролю ППК РЭО поступлений экосбора (с созданием ГИС по их учету так и не справился Росприроднадзор) и распределению этих средств через Фонд РОП. С 2024 года товары и упаковка, не учтенные в ГИС, не будут допускаться к обороту в РФ. «Опыт показывает, что ничего хорошего от таких систем ждать не стоит. Этим должны заниматься люди с соответствующим опытом и квалификацией в ФНС, а не в ППК РЭО»,— убежден член правления Союза перерабатывающих предприятий Сергей Завьялов. О том же ранее говорили и в Минфине (см. “Ъ” от 11 февраля).

Опрошенные “Ъ” эксперты и участники рынка выделяют и очевидно коррупционноемкие положения законопроекта. Так, его авторы предлагают финансировать из фонда сбор, обработку, транспортирование и утилизацию отходов от использования товаров лицами, информация о которых включена в специальный реестр (его будет вести РЭО), и не допускать к средствам попавших в «реестр недобросовестных лиц, осуществляющих деятельность по обращению с отходами». Господин Завьялов отмечает, что такой отбор ППК РЭО намерена осуществлять дополнительно к лицензированию участников рынка. А руководитель лаборатории по исследованию финансовых, управленческих и технологических основ экономики замкнутого цикла РАНХиГС Содном Будатаров добавляет, что «понятно, кто и как будет устанавливать критерии для этих лиц».

Одновременно Минприроды вернуло в правительство отправленные на доработку вице-премьером Викторией Абрамченко (см. “Ъ” от 31 марта) поправки к закону об отходах, вводящие в него понятие вторичных ресурсов, но в результате вводят категорию вторичных материальных ресурсов (ВМР), которые также отнесены к отходам, а вторсырье определяют как продукцию, полученную из ВМР. «Вторичное сырье не может быть продукцией — его требуется собрать, отсортировать и доставить на заводы. Это недоразумение возможно из-за низкой компетенции разработчиков законопроекта»,— говорит Содном Будатаров.

О некомпетентности авторов документов говорят все собеседники “Ъ”. Так, заместитель главы профильного комитета «Деловой России» Наталья Беляева отмечает, что поправки «вносят еще больше хаоса в и без того сложную конструкцию реформы». При этом действенных стимулов для переработки и вовлечения отходов во вторичный оборот, чего требуют национальные цели, отрасль в разработках ППК и Минприроды не видит. «Ясности в системе не прибавилось. Комплаенс и издержки вырастут, но эти поправки никак не способствуют развитию переработки и переходу к циклической экономике»,— заключает руководитель отдела услуг в области устойчивого развития EY Артем Ларин.

Источник: Коммерсант