Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Эрмитаж забросали вопросами о яйцах – Культура – Коммерсантъ

Государственный Эрмитаж провел экспертизу шести предметов выставки «Фаберже — ювелир императорского дворца», о которых ранее говорили как о подделках. В музее, основываясь на выводах технических исследований, заявили, что все предметы подлинные.

В январе арт-дилер и коллекционер Андрей Ружников написал открытое письмо директору Эрмитажа Михаилу Пиотровскому, где назвал выставку «Фаберже — ювелир императорского дворца» «вульгарным новоделом». В этом письме прозвучал ряд обвинений. Господин Ружников в том числе заявил, что господин Пиотровский унижает Эрмитаж этой выставкой. Директор музея посчитал, что «стиль и жанр так называемого “письма” делает “ответ” на него этически невозможным».

Спор, не завершившийся до сих пор, пережил саму выставку. Музей был вынужден провести экспертизы шести экспонатов, чтобы ответить на обвинения в подделках.

«Оно (исследование.— “Ъ”) выявило богатую историю бытования вещей, наличие многочисленных реставраций, починок, переделок, добавлений»,— пишет Эрмитаж.

Именно с этими обстоятельствами музей связывает дискуссии вокруг подлинности ряда предметов.

Андрей Ружников с 20 января начал выпускать на своем сайте статьи, выявляющие предполагаемые подделки. Говоря о «Свадебном пасхальном яйце», коллекционер заметил, что оно имеет длинный провенанс, который не подтверждается фактами, а документы, представленные Эрмитажу владельцем, директором Музея Фаберже в Баден-Бадене Александром Ивановым, подложные. «Более того, в самих “документах” есть явные нестыковки и несуразности. Так, к примеру, миниатюрист Александр Блазнов закончил работу для Императорского кабинета в 1902 г. и никак не мог исполнить миниатюры для яйца 1904 г. Вынутые миниатюры работы Блазнова записаны в представленной бумаге под номерами 839–842, в то время как в действительности нумерация списка миниатюр заканчивается на 450-м»,— отмечал господин Ружников.

Александр Иванов провел «конференцию», на которую оппонента не пригласил. «Из его полуторачасовой речи, состоявшей из сквернословия, угроз, фальшивых цитат и сумбурных, лишенных логики аргументов, я выяснил, что я “подонок”, мошенник и вор, но не услышал ничего, что опровергло бы мое суждение о подлинности принадлежащих ему предметов»,— сказал Андрей Ружников. Распечаткам документов, которыми оперировал господин Иванов, он не поверил.

После ряда споров 2 марта выставка Фаберже в Эрмитаже пополнилась новыми витринами: «предметами под Фаберже». Эта экспозиция позволила господину Пиотровскому говорить, что выставка предполагала показ установленных подделок и «сомнительных» предметов. Именно так написано в ее послесловии, предваряющем технические исследования экспонатов.

Эрмитаж провел исследования «Императорского пасхального яйца с сюрпризом в виде курочки», диадемы императрицы Александры Федоровны, броши, подвески в виде жемчужного яйца, «Юбилейного свадебного яйца» и яйца «Святой Александр Невский». Анализу подвергалась структура, то есть металлы, эмаль и прочие составляющие изделий. За провенанс отвечал Александр Иванов.

В большинстве случаев господин Иванов вкратце пересказывал выводы о структуре предметов, сделанные экспертами Эрмитажа. Особое внимание он уделил «Свадебному пасхальному яйцу». Андрей Ружников утверждал, что в период Русско-японской войны (1904–1905) Фаберже не выполнял крупных ювелирных заказов. Господин Иванов же утверждает, что оно было заказано в 1903 году и передано императорской семье в 1904-м. Несколько позднее императрица Александра Федоровна попросила заменить портреты на яйце, казавшиеся ей неудачными. Новый счет был выставлен в 1908 году, сообщает Александр Иванов, когда работа с портретами была закончена.

«Исходя из вышеизложенного, императорское пасхальное яйцо изготовлено в 1904 году. Императорский провенанс полностью подтвержден архивными документами»,— пишет он в своем комментарии.

По его мнению, нестыковки в данных о предоставленных им экспонатах связаны с внесенными царской семьей изменениями.

В то же время ранее Андрей Ружников говорил, что «Свадебное пасхальное яйцо» множеством элементов повторяет яйцо «Пятнадцатилетие царствования», но фирма Фаберже никогда не делала похожих друг на друга яиц для царской семьи. Второе яйцо в списке проверенных — «с сюрпризом в виде курочки» — представляет собой аналог яйца, уже выставленного в Музее Фаберже на Фонтанке.

Источник: Коммерсант