Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

ФСБ делает явное тайным – Газета Коммерсантъ № 126 (7088) от 21.07.2021

ФСБ представила на общественное обсуждение составленный ею проект перечня несекретных данных, при получении которых иностранцами они «могут быть использованы против безопасности» России. Список из 61 пункта содержит несколько разделов: от недопустимости распространения общих прогнозов о военно-политической обстановке до сведений о морально-психологическом состоянии войск и состоянии военной техники и практически любой информации о «Роскосмосе». Как считают опрошенные “Ъ” юристы, перечень, утверждение которого сомнений ни у кого не вызывает, поставит под угрозу уголовного преследования в первую очередь журналистов и правозащитников и даже комитеты солдатских матерей, поскольку вопрос соблюдения законности в армии также закрыт списком ФСБ.

Проект приказа ФСБ с трудным для восприятия названием «Перечень сведений в области военной, военно-технической деятельности РФ, которые при их получении иностранным государством, его государственными органами, международной или иностранной организацией, иностранными гражданами или лицами без гражданства могут быть использованы против безопасности РФ» является на деле довольно скупым документом, состоящим из 61 пункта, помещенных в два раздела. Первый говорит о сведениях «в области военной деятельности РФ, ?не содержащих сведений, составляющих государственную тайну», а второй — об аналогичной «военно-технической деятельности».

Многие формулировки крайне расплывчаты и содержат общие фразы о данных, состоянии воинских частей, их дислокации, вооружении и его модернизации, самих военнослужащих и членах их семей и т. д. Второй же раздел посвящен ВПК, его финансированию, проблемам и практически любой информации о Роскосмосе.

«Представленный на обсуждение перечень составлен ФСБ во исполнение предусматривающей до пяти лет колонии ст. 330.1 УК РФ «Злостное уклонение от исполнения обязанностей, предусмотренных законодательством РФ, в связи с признанием лица выполняющим функции иностранного агента»»,— заявил “Ъ” адвокат Евгений Смирнов. По словам господина Смирнова, в случае с его подзащитным бывшим журналистом Иваном Сафроновым спецслужба пошла «по жесткому пути», обвинив в госизмене (ст. 275 УК РФ), хотя тот доступа к гостайне не имел. «Это атака на журналистику, чтобы прессовать журналистов без тяжелой артиллерии, попытка уничтожить независимые СМИ, расследования и аналитику»,— считает господин Смирнов. Он также предположил, что проект приказа будет утвержден, причем вряд ли претерпит изменения, отметив, что опасается дальнейшего расширения перечня. Согласно его версии, ФСБ выбрала данные об армии и «Роскосмосе» как наиболее уязвимых со стороны СМИ структур из-за периодически возникающих в них проблем.

С мнением о попытке «скрыть весь негатив» согласен адвокат Владимир Семенцов, долгие годы проработавший в Генпрокуратуре. «Мы с коллегами часто говорим: спасет только гласность, там, где тайна, творится беспредел»,— отметил юрист.

Адвокат Даниил Никифоров тоже считает, что налицо ужесточение госконтроля за информацией, а вслед за перечнем ФСБ последует появление новых нормативных актов, например новой статьи УК о передаче за рубеж данных, не содержащих гостайну.

«Принятие подобного документа имеет единственную цель — ограничить доступ к информации и ее свободное распространение»,— считает, в свою очередь, адвокат Дмитрий Катчев. 22-й пункт перечня сформулирован таким образом, что адвокаты не смогут комментировать уголовные дела, в которых они участвуют, не боясь попасть под уголовное преследование. Журналисты, эксперты и аналитики, пишущие о военной тематике, будут вынуждены заниматься только интерпретацией официальных заявлений силовых ведомств, полагает юрист. Но, по его словам, есть и относительно позитивный момент в появлении проекта перечня в открытом доступе. Теперь, отметил он, каждый гражданин имеет возможность увидеть, что собой представляют перечни сведений, составляющих гостайну. Дело в том, что они сформулированы, как и опубликованный сейчас на портале проектов нормативных правовых актов документ, совершенно неконкретно, так, чтобы дать неограниченную возможность следственным органам трактовать любой текст или высказывание как нарушающие закон. «Нет сомнений в том, что если перечень будет утвержден в такой редакции, то следственные органы получат практически неограниченные возможности по возбуждению уголовных дел, не утруждая себя доказыванием вины в отношении любого гражданина»,— считает юрист.

По мнению директора Центра защиты прав СМИ (внесен Минюстом в реестр иностранных агентов) Галины Араповой, действие документа может привести к тому, что «военная журналистика сведется только к освещению парадов». Журналистам будет небезопасно работать с этими темами, считает медиаюрист, а также могут возникнуть серьезные сложности в работе организаций, которые занимаются защитой прав военнослужащих и родителей в случае гибели срочников. В последнем утверждении ее поддерживает адвокат Анна Ставицкая, отметившая, что список ФСБ фактически запрещает сообщать о состоянии законности в армии, выводя за рамки закона даже комитеты солдатских матерей. При этом госпожа Ставицкая считает, что даже освещение парадов и проходящего сейчас авиасалона МАКС также может оказаться уголовно наказуемым, поскольку демонстрируются новейшие модели военной техники и называются их характеристики, что также планируется запретить.

Адвокат отмечает крайнюю расплывчатость многих формулировок в перечне. Например, «сведения об оценке и прогнозах развития военно-политической, стратегической (оперативной) обстановки» или «схемах финансирования оборонно-промышленного комплекса», когда, по словам госпожи Ставицкой, совершенно непонятно, какая фраза может быть расценена ФСБ как разглашение иностранцам некоей тайны. Причем, как она считает, в данном случае речь идет о применении именно ст. 275 УК РФ без каких-либо новшеств, напомнив, что подобные действия спецслужбы демонстрируют, начиная с дела задержанного еще в конце 1990-х и обвиненного в госизмене ученого Игоря Сутягина.

Источник: Коммерсант