Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Хабиб Нурмагомедов оставил единоборства без короля

Главная сенсация самого ожидаемого в смешанных единоборствах (MMA) боя года произошла после его завершения. Во втором раунде победив в Абу-Даби американца Джастина Гейджи, Хабиб Нурмагомедов, лицо российского спорта и король жанра, объявил, что провел свой последний поединок в UFC. Потерявший летом отца Нурмагомедов между спортивной славой, какой мало кто в истории достигал, и заботой о матери выбрал второе.

Такого завершения этого вечера на острове Яс в Абу-Даби, конечно, никто не ждал. Кажется, его не ждали даже люди из основного в смешанных единоборствах промоушена UFC, чей чемпионский титул в легком весе (до 70 кг) Хабиб Нурмагомедов защищал в четвертый раз.

И уж точно о таком завершении невозможно было подумать, наблюдая за 29-м боем в шикарной карьере российского бойца. Про Джастина Гейджи говорили как про человека, способного доставить Нурмагомедову больше сложностей, чем предыдущие, с бэкграундом поярче, оппоненты: Конор Макгрегор и Дастин Пуарье. И первый раунд мог, наверное, даже вдохновить тех, кто верил в американца.

Формально Гейджи был очень неплох. Он выбрасывал жесткие лоукики по голени соперника. Он иногда плотно бил навстречу в голову, а совершить тейкдаун — перевод в партер — он позволил не имеющему равных в его исполнении противнику, лишь когда до паузы оставалось потерпеть примерно полминуты.

Считать этот раунд хотя бы маленькой победой Гейджи не позволяло одно обстоятельство. Как бы шустро он ни перемещался внутри октагона, как бы терпеливо ни просчитывал действия чемпиона, охотником, хищником все равно выглядел Нурмагомедов.

Это было чересчур сильное ощущение: российскому бойцу в общем-то наплевать на все лоукики, на попадания кулаков Гейджи, на его уходы — он, терпя боль, будет загонять жертву и когда-нибудь обязательно загонит.

Загнал во втором раунде. Опрокинутый на спину Джастин Гейджи, похоже, готовился переваривать град ударов сверху. Но вместо него Нурмагомедов исполнил трюк, который называют треугольником: захват с помощью ног руки и шеи соперника. Исполнил безупречно. Даже странно, что рефери сразу не заметил, как Гейджи изо всех сил стучит рукой по настилу, сигнализируя, что сдается, заставив того мучиться.

А через несколько секунд телекамеры уже целились в лицо одержавшего 29-ю в 29 боях в смешанных единоборствах победу Хабиба Нурмагомедова, чтобы снять слезы, текшие по нему ручьем. Они высохли, только когда он встал к микрофону, чтобы произнести обязательную речь победителя, на сей раз не имевшую ничего общего с обычными в таких случаях речами. Она сама по себе была обречена стать событием года.

В ней были тонны искренности, такой не свойственной спортсменам из коммерческих жанров, тонны выстраданности и боли. Хабиб Нурмагомедов рассказал, как летом, после того как умер его отец и тренер Абдулманап Нурмагомедов, возник вариант с поединком с Джастином Гейджи. Мать уговаривала его отказаться от продолжения карьеры, хотела, чтобы он был рядом, и не хотела, чтобы он дрался без отца. Нурмагомедов обсуждал с ней участие в поединке с Гейджи три дня, и в конце концов они решили: пусть он будет последним. Король с десятками миллионов поклонников в мире обещание не собирался нарушать.

На прощание у него была одна просьба к UFC: чтобы во вторник, когда промоушен представит обновленный рейтинг сильнейших бойцов вне зависимости от весовой категории, Нурмагомедов, наконец, оказался бы в нем на верхней строчке.

Многие из тех десятков миллионов, для кого этот вечер в Абу-Даби, несмотря на успех кумира, превратился в такую же нестерпимую боль, в какую для Джастина Гейджи болевой прием победителя, наверняка и не подозревали, что Хабиб Нурмагомедов отчего-то в классификации до сих пор был вторым.

Источник: Коммерсант