Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Какие ваши доказательства – Газета Коммерсантъ № 190 (7152) от 19.10.2021

Оспаривающие результаты онлайн-голосования участники выборов не смогли представить доказательства нарушений в ходе дистанционного электронного голосования (ДЭГ), утверждают юристы Мосгоризбиркома. Материальных доказательств и не существует, возражают заявители, по крайней мере в пределах досягаемости. На этой неделе суды начнут разбирать иски об отмене итогов онлайн-выборов по существу.

Участковая комиссия ДЭГ №5013 (на нее были возложены полномочия всех 15 участковых комиссий электронного голосования в 15 округах Москвы) не видит ни одного юридически обоснованного довода, который позволял бы усомниться в действительности волеизъявления избирателей, голосовавших онлайн. Об этом говорится в отзыве комиссии на иск экс-кандидата в Госдуму Марины Литвинович об отмене результатов ДЭГ. Отзыв подписан юристом Мосгоризбиркома Ильей Голышевым.

Первое заседание по иску госпожи Литвинович состоялось на прошлой неделе в Савеловском суде, следующее назначено на 25 октября, когда, как ожидается, начнется рассмотрение дела по существу. А уже на этой неделе, 21 октября, Пресненский суд Москвы начнет рассматривать похожие иски кандидатов от КПРФ и самовыдвиженки Анастасии Брюхановой. Все они оспаривают достоверность итогов электронного голосования, которое повлияло на общие итоги выборов в столице: по результатам подсчета бумажных бюллетеней в ряде округов побеждала оппозиция, но после подведения результатов ДЭГ во всех округах победили кандидаты, поддержанные мэрией Москвы.

Госпожа Литвинович в иске заявляет, что был нарушен порядок проведения ДЭГ и подведения его итогов: в частности, волеизъявление онлайн проводилось не с 8:00 до 20:00 17–19 сентября, как установил ЦИК, а круглосуточно. По окончании голосования избирком не проводил подсчет голосов — эту функцию выполнило системное программное обеспечение, разработанное сторонней организацией, не имеющей отношения к избирательной системе. Кроме того, после окончания голосования был прекращен доступ наблюдателей к отдельному распределенному узлу (ноде), то есть они лишились возможности следить за ходом подсчета голосов. Им также не была предоставлена возможность сверить список избирателей и список тех, кто подал заявление на ДЭГ, да и сами члены комиссии не могли работать с этими списками.

Отметим, организаторы ДЭГ в Москве ранее давали понять, что наблюдатели вечером 19 сентября получили доступ к ключу расшифровки данных голосования, поэтому надобность в доступе к ноде отпала. А задержка с публикацией результатов была связана с предусмотренной на московской платформе ДЭГ опцией переголосования, а также с рекордным числом участников ДЭГ и стремлением обеспечить максимальную защиту данных. Проверка ДЭГ в Москве, инициированная после выборов общественным штабом по наблюдению за выборами, нарушений не выявила, хотя проверяющие и отметили, что не все данные оказались доступны.

В отзыве избиркома на иск Марины Литвинович говорится, что истец не представила «каких-либо относимых и допустимых доказательств, подтверждающих наличие существенных нарушений волеизъявления избирателей», голосовавших электронно. Юрист избиркома напоминает, что по правилам административного судопроизводства именно заявитель должен доказывать обстоятельства, на которые он ссылается.

В этом и заключается проблема, отмечает госпожа Литвинович. Если для традиционного голосования существует протокол, который регламентирует всю процедуру, в том числе и с точки зрения документального обеспечения, то ДЭГ, говорит истец, это просто «черный ящик». Это позволяет избиркому исключительно формально подходить к спору, отмечает Марина Литвинович. «Комиссия сформирована? Сформирована, вот бумажка, значит, все законно! Итоги голосования подведены? Подведены, вот итоговый протокол, значит, все законно!» — говорит она. Госпожа Литвинович добавляет, что суд отказался вызвать в качестве свидетеля члена электронной УИК от КПРФ Анну Лобонок, выступившую с особым мнением по поводу итогов голосования.

Начальник юридической службы московского отделения КПРФ Николай Геращенко рассказал “Ъ”, что в отзывах избирательной комиссии на иски кандидатов от КПРФ приведены аналогичные аргументы об отсутствии «относимых и допустимых доказательств». Эти доказательства хранятся как раз в комиссиях и департаменте информационных технологий (ДИТ) правительства Москвы, говорит господин Геращенко. Коммунисты просили суд привлечь ДИТ к участию в процессе и истребовать код программы онлайн-голосования для независимой экспертизы, но суд этого делать не захотел.

Электоральный юрист Роман Смирнов не согласен с утверждением, что суды и комиссии формально подходят именно к спорам по поводу ДЭГ. По его словам, это обычная проблема истцов по делам, связанным с выборами: они редко могут представить доказательства нарушений — только интуитивные ощущения или статистические выкладки. Вся информация в закрытом доступе, чтобы получить доступ, надо доказать нарушение, и это замкнутый круг, говорит господин Смирнов. Ситуация с онлайн-голосованием сложнее, поскольку надо привлекать технических специалистов, проводить экспертизу, расширять круг привлекаемых лиц: звать в суд ДИТ, людей, отвечающих за работу ГАС «Выборы», а это явно выходит за рамки простого избирательного спора. При этом юрист поддерживает граждан, обращающихся в суд: система онлайн-голосования все еще в статусе эксперимента, и возражения в любом случае будут стимулировать ее корректировку.

Анастасия Корня

Источник: Коммерсант