Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Леонардо да/нет Винчи – Газета Коммерсантъ № 62 (7024) от 09.04.2021

13 апреля на французском телеканале France 5 состоится премьера документального фильма журналиста и режиссера Антуана Виткина «Salvator Mundi: Спаситель мира». Это расследование о том, как картина спорного авторства и без провенанса, приписанная Леонардо да Винчи, за считаные годы превратилась в самое дорогое произведение искусства на свете и вдобавок оказалась заложницей закулисных политических сделок между Францией и Саудовской Аравией. До официальной премьеры фильм посмотрела Мария Сидельникова.

Фильм открывается новостным дайджестом. Заголовки кричат о биржах, военных конфликтах, фейковых новостях и невероятной находке XXI века — картине «Спаситель мира» Леонардо да Винчи. Молоток аукциониста Christie’s останавливается. 450 миллионов долларов. Продано.

В 2018 году эта сделка стала сенсацией. Режиссер-документалист Антуан Виткин, которого интересуют не искусствоведческие тонкости, а геополитические игры и финансовые инструменты (среди его работ — фильмы о Башаре Асаде и Владимире Путине), решил отмотать назад, восстановив хронологию и ключевых участников этого стремительного восхождения «Спасителя мира» на олимп арт-рынка. «Я бы не стал говорить, что эта история — мошенничество века,— сказал режиссер “Ъ”.— Потому что правда здесь отчасти есть, но ее все время перекомпоновывают, так как в игру вступает политическая борьба, большие финансовые интересы. Я бы сказал, что это самая большая маркетинговая манипуляция в истории искусства».

2005 год. Нью-йоркский арт-дилер Роберт Саймон натыкается в каталоге провинциального аукционного дома на «Спасителя» — то ли копия, то ли поздняя работа самого да Винчи, то ли работа мастерской. Найдена была в доме покойного американца из Луизианы. Эксперты Christie’s забраковали. Азарт так и разбирает — цена копеечная, желающих нет. Заплатил $1175, а когда получил товар — только развел руками: страшно было смотреть, один слой записей на другом. «У меня даже мысли не было, что это потерянная картина Леонардо. Но по крайней мере это старинная картина с потенциалом»,— признается арт-дилер.

Следующий этап — выставка-блокбастер да Винчи в лондонской Национальной галерее. Саймон предлагает куратору свое приобретение, тот собирает какой-никакой совет экспертов, те сомневаются, определенных заключений не дают. Все на глаз. Губы вроде углом, как у Джоконды. Хрустальная сфера выписана со знанием дела. В результате картина впервые выходит в музейный зал с атрибуцией «Леонардо да Винчи» без каких-либо оговорок. А куратор на камеры говорит: наше дело — показать, а уж публике решать, Леонардо это или нет.

Участие в музейной выставке, а тем более в таком уважаемом заведении, как Национальная галерея, это верная путевка картины — даже с самым сомнительным прошлым — на рынок. Так и произошло. Нью-йоркский маршан Уоррен Адельсон помогает с продажей. Но ни американские музейные гранды, ни Ватикан не желают покупать сомнительный шедевр. Людей знающих убедить не удалось. Тогда вспомнили об одном бизнесмене в Монако, который увлекся искусством.

История любви и ненависти Дмитрия Рыболовлева и его арт-консультанта Ива Бувье рассказана в фильме словами последнего. Российский олигарх известен своей непубличностью. Анонимно он пожелал и приобрести «Спасителя» (привлек религиозный мотив), чем ловко воспользовался Бувье. Со стороны продавцов посредник — аукционный дом Sotheby’s, со стороны анонимного покупателя — напарник Бувье, игрок в покер, мастер переговоров. Сам покупатель на яхте, его ассистент держит связь с помощью СМС. После «очень трудных переговоров», как заверял Бувье своего клиента, им удалось сбить цену до $127,5 млн: «Сложно, но для уникального шедевра да Винчи хорошо». С яхты дают зеленый свет. Бувье платит $83 млн. Сдачу — $44 млн — себе в карман, плюс стандартные 2% комиссии. Все легально. «Это не афера, это коммерция»,— говорит в фильме Ив Бувье.

Информация о махинациях доверенного лица всплывает в прессе. Рыболовлев обещает Бувье «проблемы», а пока решает поскорее избавиться от «Спасителя». И на этот раз публично и громко. Такой рекламной кампании не знал еще арт-рынок: в нью-йоркскую штаб-квартиру Christie’s стоят очереди, среди восторженных зрителей и американские пенсионеры, и дети, и Леонардо Ди Каприо (их реакцию, снятую на скрытую камеру, представят отдельным рекламным фильмом). Christie’s выставил картину на торги современного искусства по соседству с Баския и прочими рекордсменами нового века в расчете на новых покупателей, для которых имя — а «Спаситель мира» безапелляционно заявлен как последний шедевр да Винчи — ценнее провенанса и экспертиз. Аукцион оказался нервнее некуда. «Петушиные бои»,— метко охарактеризовала его бывшая сотрудница аукционного дома. Спустя время появилась информация о покупателе, заплатившем $450 млн,— им оказался новый наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман. Официальные представители Christie’s от комментариев для фильма отказались.

Вся эта история получила широкую огласку. Но дальнейшая глава касается Франции и луврской выставки, посвященной 500-летию смерти Леонардо,— и здесь у Антуана Виткина эксклюзив.

Два высокопоставленных французских чиновника на условиях анонимности рассказывают в фильме следующее: летом 2018 года «Спаситель мира» проходил всестороннее обследование в Лувре, в результате которого эксперты решительно отвергли единоличное авторство Леонардо. Великий художник, сообщала эта секретная экспертиза, в лучшем случае «принимал участие» в создании «Спасителя».

Лувр не подтверждает официально эту информацию, так как картина не является собственностью Франции — но не только поэтому. «Эта история — государственная тайна,— объясняет режиссер.— Для Франции отношения с Саудовской Аравией очень важные. Это и экономика, и оружие, и культура (было подписано соглашение на €15 млрд). Но принц долгое время хотел выставить картину в Лувре, рядом с «Джокондой». Это важно и для его имиджа, и для картины, об авторстве которой до сих пор идут споры. Долго велись переговоры между культурными ведомствами Франции и Саудовской Аравии. Дальше французы сказали: мы согласны на ее участие в выставке, но представим ее с подписью «Мастерская Леонардо да Винчи». Мухаммед бен Сальман хотел, чтобы было указано только «Да Винчи». Так как экономические ставки слишком высоки, мнения разделились. И в какой-то момент нужно было, чтобы кто-то принял решение. Единственный, кто мог это сделать и сделал,— это Эмманюэль Макрон».

«Их (Саудовской Аравии.— “Ъ”) требования были несоразмерны,— говорит спрятанный под маской чиновник, близкий к французскому президенту.— Представлять работу в Лувре на их условиях — это означает отмывание $450 млн. На карте была репутация Лувра, Франции. Надо иметь убеждения, которые выше сиюминутных интересов».

Интрига — приедет ли «Спаситель мира» на юбилейную выставку в Лувр в 2019 году — сохранялась до последнего. Говорят, что французский музей даже подготовил два каталога — один со «Спасителем», другой без. Но картина в Париж так и не явилась. Где она сейчас находится и какова ее дальнейшая судьба — единственный вопрос, на который фильм Антуана Виткина не отвечает.

Источник: Коммерсант