Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Михаил Мень даже сесть не успеет – Газета Коммерсантъ № 213 (6934) от 20.11.2020

Басманный суд Москвы избрал в четверг аудитору Счетной палаты Михаилу Меню в качестве меры пресечения ограничение определенных действий. Об этом ходатайствовал Следственный комитет РФ, обвиняющий чиновника в растрате 700 млн руб. в бытность губернатором Ивановской области. Господин Мень вину не признает, считая уголовное преследование недоразумением. Под следствием ему придется провести три-четыре месяца, после чего по делу о растрате истечет срок давности.

Добиваясь избрания Михаилу Меню меры пресечения, следователь СКР заявил о том, что, находясь на свободе, аудитор может скрыться, оказать давление на свидетелей, помешать следствию, уничтожить доказательства либо продолжить занятие преступной деятельностью. В связи с чем просил избрать для подследственного ограничение определенных действий на два месяца — до 18 января 2021 года. Столь мягкая мера пресечения, запрошенная следователем, объяснялась не столько заслугами подследственного перед Родиной, сколько санкцией Совета федерации. Обратившись за разрешением на уголовное преследование аудитора в СФ, генпрокурор Игорь Краснов указал, что господин Мень совершил преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 160 (растрата в особо крупном размере) УК, за которое должен быть задержан, обвинен и определен под запрет действий, на что и получил добро сенаторов.

Адвокат Мурат Мусаев заметил, что, хотя данная мера пресечения и является самой мягкой, это не снимает с представителя СКР обязанности серьезной мотивации ее применения. «Следствие не представило убедительных доказательств того, что господин Мень может каким-либо образом помешать ему»,— заявил адвокат.

Тем не менее судья вынесла решение, в соответствии с которым ближайшие два месяца господин Мень должен провести в своем загородном доме на Садовой улице в поселке Архангельское. Ему запрещено использовать любые средства связи и интернет, а во дворе дома можно проводить не более двух часов. Таким образом, запрет оказался точной копией домашнего ареста с той лишь разницей, что проведенное под ним время не пойдет в зачет приговора.

«С учетом личности Михаила Меня считаю, что подобные ограничения являются чрезмерными,— заявил “Ъ” господин Мусаев,— и никакой необходимости в них для правосудия я не вижу. Михаил Александрович, конечно, сможет заниматься работой (от службы в Счетной палате его не отстраняли.— “Ъ”), но только дома. Тем более что суд разрешил ему общаться с лицами, не имеющими отношения к уголовному делу». С учетом коронавирусной инфекции это, может быть, и не худший вариант, добавил защитник.

Уголовное дело, фигурантом которого стал господин Мень, было возбуждено в мае 2019 года. Изначально по нему проходили экс-губернатор Ивановской области Павел Коньков, работавший при Михаиле Мене первым зампредом правительства, и управляющий директор ОАО «Ивановский бройлер» Дмитрий Гришин. Позже в качестве обвиняемой была привлечена и гендиректор входящей в группу ПРОДО компании «ПРОДО Менеджмент» Екатерина Семенова. Хотя предъявить ей обвинение не удалось, поскольку женщина успела скрыться за границей.

Следствие считает, что преступление было совершено в начале 2011 года, когда «неустановленные» бенефициары ГК ПРОДО, зная о предстоящем выделении регионам бюджетных кредитных средств, разработали план их хищения с участием Михаила Меня, совмещавшего на тот момент должности губернатора и председателя регионального правительства. В соответствии с ним Михаил Мень составил заявку в Минфин о предоставлении области кредита в 1 млрд руб. по ставке 2,2%, после чего инициировал поправки к областному законодательству, согласно которым 700 млн руб. из этой суммы могли быть переведены Фонду поддержки малого предпринимательства, которым руководил Павел Коньков. В свою очередь, Дмитрий Гришин и Екатерина Семенова оформили заявку на получение этих денег входящим в ГК «Ивановским бройлером», хотя последний и не являлся малым предприятием. Полученные вскоре средства ГК вернула уже после возбуждения уголовного дела.

Комментировать само расследование господин Мусаев не стал, сославшись на то, что «за один день его было сложно изучить». Впрочем, уже сейчас можно отметить, что закончить расследование уголовного дела и получить по нему обвинительный приговор до истечения десятилетнего срока давности, февраль-март 2021 года, правоохранители никак не успеют. Таким образом, очевидно, что дело в отношении аудитора может быть прекращено по не реабилитирующим его основаниям, но для этого следствие должно получить его согласие или дождаться соответствующего судебного решения.

Источник: Коммерсант