Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

На ФАС давят колеса – Газета Коммерсантъ № 188 (6909) от 14.10.2020

Металлурги пожаловались на ФАС, признавшую летом Выксунский метзавод (ВМЗ) Объединенной металлургической компании (ОМК) виновным в завышении цен на железнодорожные колеса. По их мнению, ФАС произвольно установила предельный уровень цен на колесо, которого должен был придерживаться ВМЗ, на уровне существенно ниже рыночного. Покупатели колес считают, что, вовлекая в спор высокопоставленных чиновников, металлурги пытаются оказать давление на ФАС. По данным “Ъ”, вопрос могут рассмотреть у первого вице-премьера Андрея Белоусова.

Президент «Русской стали» и владелец НЛМК Владимир Лисин 1 октября направил первому вице-премьеру Андрею Белоусову письмо о «системных рисках антимонопольного регулирования» (есть у “Ъ”). По его мнению, в июле 2020 года ФАС вынесла «несправедливое и прецедентное решение в отношении ценообразования и поведенческих ограничений производителей стальных цельнокатаных колес» (ЦКК).

661 тыс.

железнодорожных колес, по оценкам ИПЕМ, составит профицит в 2021 году

После длительного расследования в отношении обоих российских производителей ЦКК — ВМЗ, подконтрольного ОМК Анатолия Седых, и «Евраз НТМК» — ФАС признала ВМЗ виновным в установлении монопольно высоких цен на железнодорожные колеса (см. “Ъ” от 9 июля) в период скачка спроса на них и последовавшего дефицита. Речь шла о проведенных ВМЗ открытых запросах цен в 2019 году, где цена зачастую формировалась на уровне 100 тыс. руб. за колесо (см. “Ъ” от 31 мая 2019 года).

«Продажи производителей осуществлялись преимущественно по долгосрочным контрактам с фиксацией цены на уровне значительно ниже рыночной»,— возражает господин Лисин в письме. По его словам, попытка ФАС регулировать цены на конкурентном рынке приводит к нарушению баланса, увеличивает риски и негативно влияет на инвестиционные решения.

Председатель совета директоров ОМК Анатолий Седых, в свою очередь, пишет главе Минпромторга Денису Мантурову (письмо от 23 сентября есть у “Ъ”): «С точки зрения ценовой политики мы придерживались принципов, согласованных мной лично с руководством ФАС, а именно: цены ВМЗ не являются самыми высокими на рынке, и мы не являемся лидерами в повышении цен на колеса». По его словам, ФАС «постфактум произвольно» установила предельную цену на ЦКК ВМЗ 49–52 тыс. руб. при реальной текущей цене на рынке свыше 80 тыс. руб. «Руководствуясь какими недискриминационными критериями, мы должны были реализовывать колеса на остродефицитном рынке по цене почти в два раза ниже текущей рыночной?» — пишет господин Седых.

В ФАС “Ъ” сообщили, что комиссия службы всесторонне изучила действия ВМЗ и вынесла решение, которое в случае несогласия ВМЗ может обжаловать в установленном порядке. В секретариате господина Белоусова комментариев “Ъ” не дали.

«Мы наблюдаем беспрецедентный пример давления на антимонопольного регулятора,— говорит источник среди покупателей колес.— Цель этой спланированной кампании с влиятельным составом адресатов — вывести ФАС из числа активных участников по делу о злоупотреблении со стороны ВМЗ на рынке железнодорожных колес». Такая тактика металлургического лобби опасна и недопустима, а ее результат очевиден: мы получим не регулятора, а регистратора цен, лишенного функции реагирования, добавляет он. В «Русской стали» и ОМК комментариев “Ъ” не дали. По информации “Ъ”, вопрос может быть в ближайшее время рассмотрен на совещании у Андрея Белоусова.

Вместе с тем спрос на колеса продолжает сжиматься. Если в 2019 году потребность в колесных дисках составляла 1,8 млн штук, говорит заместитель гендиректора ИПЕМ Владимир Савчук, то в 2020 году спрос ожидается на уровне 1,5 млн, в 2021 году — 1,4 млн единиц. Профицит производственных мощностей производителей РФ и Казахстана уже составляет не менее 30%, отмечает эксперт, и это не считая заявленного расширения мощностей «Евраз НТМК» с 475 тыс. до 675 тыс. дисков к 2021 году. При этом, отмечает господин Савчук, цены на колеса интенсивно снижаются, и покупатели говорят уже о доступных колесных парах по 123 тыс. руб. при ценах на пике 200 тыс. руб. и более.

Источник: Коммерсант