Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Не ниже низшего – Газета Коммерсантъ № 188 (6909) от 14.10.2020

Налоговики большей части мира близки к договоренности об устройстве налогообложения высокоприбыльных цифровых компаний (Facebook, Google, Amazon и др.), до сих пор успешно оптимизировавших налоговую нагрузку за счет переноса прибыли в низконалоговые юрисдикции, следует из документов профильной рабочей группы ОЭСР и G20. Кроме правил привязки прибыли к стране ее получения речь идет о введении «глобального минимума» ее обложения. Это не лишит страны права вводить более низкие ставки, но позволит другим участникам соглашения требовать доплаты IT-гигантами налогов до этого минимума. Меры прямо обоснованы необходимостью компенсировать правительствам траты на борьбу с COVID-19 и на помощь бизнесу — при этом самим субъектам налогообложения ничего, кроме «предсказуемости налоговой нагрузки», не обещано.

Рабочая группа ОЭСР и «двадцатки» (G20) по реализации плана BEPS раскрыла подробности своей работы над скоординированным введением глобального минимума обложения части доходов транснациональных корпораций. Де-факто речь идет о работе налоговых администраций по закрытию для транснациональных компаний (ТНК) возможности оптимизации нагрузки за счет корпоративных маневров между разными юрисдикциями. К концу 2020 года она должна завершиться «согласованным решением», говорится в итоговом заявлении рабочей группы.

Особую актуальность теме придает контекст пандемии COVID-19. Правительства «отреагировали на нее ростом госрасходов на медицину и беспрецедентной финансовой поддержкой бизнеса, но рано или поздно испытают потребность в возврате этих средств», прямо сказано в документе.

Проект «согласованного решения» и заключается, с одной стороны, в консолидации данных о доходах глобализованного бизнеса, а с другой — во введении наднационального налогового минимума, который решит проблему «отставания» фискальных органов от меняющихся стратегий крупных компаний и наполнит истощенные пандемией бюджеты.

Авторы ссылаются на рост общественного давления на правительства по обеспечению «справедливого и честного» налогового вклада ТНК в бюджеты и одновременно — на острую потребность корпораций в налоговой определенности для восстановления после коронакризиса. При этом рабочая группа констатирует «значительный прогресс» в поиске консенсуса — ранее процесс тормозили конфликты национальных интересов, теперь же оба пакета обсуждаемых мер отражают «согласованные взгляды на основные направления, принципы и параметры налогообложения ТНК» (как, впрочем, и перечень разногласий и технических проблем в ее реализации; одна из них — гонка юрисдикций по введению национальных «цифровых» налогов).

Проект первого пакета мер (Pillar One) нацелен на «построение устойчивой системы налогообложения в цифровой мировой экономике» и описывает ее технические детали. Соглашения пока нет — есть лишь согласие, что базой должен быть принцип обложения чистого дохода цифрового бизнеса вне зависимости от его физического присутствия в юрисдикции при максимальной простоте администрирования. В расчетах налоговой базы по данным консолидированной финансовой отчетности ТНК будет учитываться как доход в конкретной юрисдикции («часть А», расчеты по которой группа намерена сбалансировать с учетом возможных потерь ради сохранения способности налоговых органов по обеспечению ее обложения), так и «глобализованные» прибыли корпораций, возникающие даже вне их физического присутствия в конкретной юрисдикции («часть Б», требующая более детальной настройки для «справедливого» распределения сборов от ее обложения между странами).

Второй пакет мер (Pillar Two, его проект также опубликован рабочей группой) посвящен возможности «реверсивного налогообложения» ТНК в случаях, когда налоговые органы юрисдикции, где получена прибыль, «не использовали свое право на ее обложение» или его эффективная ставка оказалась низка,— речь идет об обеспечении уплаты международными компаниями «по крайней мере минимального уровня налога». Признавая суверенитет стран в вопросах регулирования обложения прибыли, его авторы также признают право других юрисдикций применять к ТНК режим минимального глобального налога, утвержденный международным соглашением. При этом рабочая группа фиксирует довольно высокий уровень проработки проекта, включая разработку общих правил внесения доходов в налоговую базу (Income Inclusion Rule, IIR) и определения «недообложенных» доходов (Undertaxed Payment Rule, UTPR) и того, какие доходы подпадают под «глобальный налог» (Subject to Tax Rule, STTR), а также механизмы расчета эффективной налоговой ставки и правила привязки прибыли к юрисдикции.

Пока новые меры нацелены на компании с выручкой свыше $750 млн, и в первую очередь — на высокоприбыльные компании, получающие существенную долю доходов от нематериальных активов (речь идет об интернет-гигантах Facebook, Alphabet — материнской компании Google, Amazon и др.): объем их капвложений не так заметно зависит от налоговой нагрузки и ее рост минимально затронет инвестиции, считают в ОЭСР. Ориентиром для настройки новых правил является рост сборов налога на прибыль корпораций на $50–80 млрд ($60–100 млрд в сумме с американским налогом на доходы от интеллектуальной собственности в низконалоговых странах, GILTI) — то есть около 4% его нынешних глобальных сборов. Перетоки прибыли из низконалоговых юрисдикций в страны, где потребляются продукты корпораций, при реализации первого пакета оцениваются ОЭСР в сопоставимые $100 млрд.

Введение налога на цифровые услуги в других странах должно затронуть в том числе и российские IT-компании, которые оказывают такие услуги пользователям за рубежом, отмечает Антон Гребенчук, директор департамента налогового и юридического консультирования КПМГ в России и СНГ. Как минимум они должны будут отслеживать лимиты, установленные в иностранных юрисдикциях (например, по выручке от оказания цифровых услуг во всем мире и в отдельно взятой стране), и платить налог в случае их превышения. Говоря об обратном процессе — потенциальном перераспределении налоговых поступлений от иностранных IT-гигантов в пользу РФ,— господин Гребенчук отмечает, что при введении в России налога на цифровые услуги крупнейшие международные компании, скорее всего, станут уплачивать его из репутационных соображений, а если российские правила налогообложения цифровых услуг будут соответствовать принципам и рекомендациям ОЭСР, то это существенно упростит расчеты и будет способствовать росту поступлений платежей в российский бюджет.

Источник: Коммерсант