Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Неупорядоченная мобильность – Общество – Коммерсантъ

Данные столичных властей о том, что в 90% случаев в ДТП с участием электросамокатов попадают их владельцы, а не арендаторы, вновь рождает дискуссию о возможности упорядочивания движения таких транспортных средств. В инициативах властей по ограничению самокатчиков, необходимости таких ограничений и их потенциальной эффективности разбирался “Ъ”.

Занимательные цифры о ДТП с участием электросамокатов представил 1 июля на Московском урбанистическом форуме столичный вице-мэр Максим Ликсутов. «Мы с коллегами из правоохранительных органов собрали статистику за несколько месяцев работы самокатов в сезон, и оказалось, что только 8% всех дорожно-транспортных происшествий… совершены на прокатных самокатах»,— поведал чиновник. Таким образом, по версии чиновников, на происшествия с личными электросамокатами в Москве приходится более 90% случаев.

Эта статистика может повлиять на ограничительные инициативы федеральных и региональных властей, которые уделяли больше времени как раз службам проката. Во всяком случае Максим Ликсутов уже отметил, что прокатчикам «уходит достаточно большой объем негатива».

Поезжай, как хочешь

Спрос на аренду самокатов в России за год вырос в 30 раз, а в Москве — в восемь раз

Спрос на аренду самокатов в России за год вырос в 30 раз, а в Москве — в восемь раз

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

Картинка с работником, например, курьерской службы на электросамокате стала уже привычной для современного городского жителя, но похожие устройства использовались и столетие назад. Американская компания Autoped с 1915 по 1921 год выпускала весьма напоминающие нынешнюю технику мотосамокаты с рукоятками управления на руле, оснащенные внушительными 15-дюймовыми шинами. «Автопед» стоил $100 и развивал скорость в 30–40 км/ч, а его обладателем был, например, актер Хамфри Богарт. Устройства любили почтальоны: были даже выпущены соответствующие почтовые марки, а на фотографии 1917 года зафиксировано, как четыре вашингтонских сотрудника охотно позируют со своими «автопедами». Именно для почтальонов Autoped Company выпустила электрическую модель своего устройства, которая, однако, популярной не стала.

В XXI веке электросамокаты тоже разошлись не сразу. Лишь после того, как в 2015–2016 годах производители из Xiaomi, Ninebot и других компаний выпустили на рынок сравнительно легкие модели с запасом хода в 25–30 км, граждане распробовали технику. В 2017 году американские исследователи из Grand Research View оценивали мировой рынок электросамокатов в $630 млн. Вскоре производители стали рапортовать о разработке моделей, способных разгоняться до 85 км/ч и проезжать до 100 км без подзарядки. Довольно быстро новые устройства стали сдавать напрокат (в так называемых кикшеринговых сервисах), в том числе и в России. Строго говоря, проект по аренде самокатов (которые можно брать в одном, а сдавать в другом месте без оператора) появился в Москве еще в 2015 году. Но электрические самокаты тогда еще были громоздкими, и на пяти станциях зафрахтовать можно было только «традиционные» механические устройства. Первую в РФ городскую систему проката электросамокатов «Делимобиль» анонсировали в мае 2018 года, а открывал сервис лично столичный мэр Сергей Собянин.

«Если бы мне сказали, что в Москве появится прокат электрических самокатов, я бы подумал, что это дурная шутка, издевательство над москвичами.

Но теперь это реальность. Насколько я знаю, не во многих городах мира это сделано»,— рассказывал он.

Прогрессивную идею в мэрии поддержали не ради баловства. Гендиректор «Делимобиля» Леонид Сысоев рассказывал, что электросамокаты хорошо вписываются в концепцию «последней мили» от столичных властей. Ее суть сводится к тому, что от метро до квартиры горожане добираются на малогабаритном транспорте, не создающем пробок и не требующем парковочных мест. По итогам первого сезона горожане прокатились так 140 тыс. раз. Господин Собянин также всячески подчеркивал, что москвичи арендуют электросамокаты, чтобы добраться до дома, до метро или от станции подземки до работы. «Будем развивать этот сервис»,— обещал градоначальник.

В 2020 году жители Москвы совершили уже 2 млн поездок на арендованных самокатах, а за первые шесть месяцев нынешнего года — 2,5 млн. Глава проектов шеринга столичного департамента транспорта Магомед Колгаев подчеркивал на Московском урбанистическом форуме, что арендные сервисы «улучшили доступность отдельных районов города» и помогли «снизить нагрузку на дороги». В компании Whoosh (30 тыс. электросамокатов в РФ, из них 7 тыс. в Москве) заверили: «Мы никогда не хотели быть развлечением. Сразу метились в модель работы как транспорта. Во всех прогрессивных городах эти сервисы реализуются при поддержке муниципалитетов». По подсчетам проекта truesharing.ru, весной 2021 года в России сдавалось в аренду 85 тыс. электросамокатов. Представитель кикшерингового сервиса Urent прогнозировал, что по итогам года их число может вырасти до 130 тыс. устройств (из них 40 тыс. будет находиться в Москве).

Не менее активно граждане стали скупать новые устройства.

По данным Федеральной таможенной службы, в 2019 году в Россию было ввезено электросамокатов и других средств индивидуальной мобильности (СИМ) на $978,5 тыс., в 2020 году (восемь месяцев) — на $2,28 млн.

По данным Mobile Research Group, за первое полугодие 2021 года в розничные точки поступило 320 тыс. таких устройств (против 100 тыс. годом ранее). В «AliExpress Россия» рассказывали «Ведомостям» о шестикратном увеличении спроса на электросамокаты в первом полугодии 2021 года (в сравнении с аналогичным периодом прошлого года). В Grand Research View прогнозировали, что к 2030 году объем рынка электросамокатов в мире вырастет почти до $42 млрд.

Рост популярности электросамокатов и скоростей новой техники привел к увеличению числа аварий с участием водителей СИМ. В 2018 году, по данным ГИБДД РФ, в России было зафиксировано 39 ДТП с участием «персональных электрических средств передвижения малой мощности», в которых пострадали 40 человек. Но уже в 2020 году, по данным МВД, в России была зарегистрирована 331 авария с участием СИМ (на 180% больше, чем годом ранее), в которых погибло 6 человек и было ранено 347 граждан. По словам начальника Научного центра безопасности дорожного движения МВД РФ Дмитрия Митрошина, всего в 2019–2020 годах в авариях с участием электросамокатов погибли 10 человек.

В 2021 году все стало только хуже. В администрации Казани отчитывались, что только в мае текущего года в травмпункты города после падений с электросамокатов с травмами обратились 915 человек. Всего в 2021 году в Татарстане в ДТП с участием электросамокатов погиб один человек, шестеро получили ранения, в том числе четверо детей в возрасте от 11 до 15 лет. Резонанс теме придали инциденты в Санкт-Петербурге и Кисловодске. Глава Кисловодска Александр Курбатов 12 июня упал с электросамоката: с травмой головы его доставили в реанимацию. До начала июля чиновник находился в искусственной коме. В Санкт-Петербурге 36-летний житель 2 июня сбил пятилетнюю девочку и скрылся с места ДТП. При этом он утопил электросамокат в реке и перекрасил волосы для маскировки, сообщали в главном следственном управлении СКР по Санкт-Петербургу. На следующий день в том же городе 21-летняя девушка на электросамокате столкнулась с 11-летним мальчиком (с травмой руки он попал в больницу) и скрылась с места происшествия. Против нарушительницы завели уголовное дело по ч. 1 ст. 118 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности).

В Московском Центре организации дорожного движения (ЦОДД) заявляли, что число происшествий с участием СИМ в столице в 2021 году выросло на 71%. 43% из них произошло с участием курьеров из служб доставки.

В 60% аварий участвовали СИМ мощнее 250 ватт.

Директор Национального медицинского исследовательского центра травматологии и ортопедии им. Н. Н. Приорова Александр Губин заявлял, что врачи даже начали выделять травмы, полученные при использовании СИМ, в отдельное направление травматологии. «Можно это назвать травматизмом с использованием электроустройств»,— сообщал господин Губин. Доля пострадавших в происшествиях с участием СИМ детей ежегодно растет на 2–3%, сообщал ранее замдиректора по клинической работе НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Александр Брянцев.

При этом никаких правил для водителей электросамокатов, строго говоря, нет, а их правовой статус фактически не определен. В ГИБДД РФ еще в 2018 году отмечали, что пользователи СИМ не выделены в отдельную категорию участников дорожного движения, а поэтому приравнены к пешеходам. В ГИБДД уточняли, что таким нарушителям ПДД грозит лишь предупреждение или штраф в 500 руб. (по ч. 1 ст. 12.29 КоАП РФ). В аналогичном правовом статусе самокатчики остаются до сих пор, хотя власти и пытаются отрегулировать отрасль и резвость электрической техники.

Поезжай, как велено

Чаще всего в ДТП с электросамокатами попадают их владельцы, а не арендаторы

Чаще всего в ДТП с электросамокатами попадают их владельцы, а не арендаторы

Фото: Александр Казаков, Коммерсантъ

О том, что пора бы упорядочить движение электросамокатов, власти говорят с 2016 года, когда начались ДТП с участием этого транспорта. В 2017 году правительство РФ поручало МВД и Минтрансу проработать вопрос о правовом статусе электросамокатов, гироскутеров и других подобных устройств и по необходимости определить, что нужно поменять в законодательстве. Но год спустя ведомства так об этом и не договорились. Так, Минтранс предлагал выделить граждан на личном электротранспорте в отдельную группу участников движения. В ГИБДД же считали, что вопросы безопасности использования подобной аппаратуры должны решать региональные власти, создавая соответствующую инфраструктуру.

В 2019 году Минтранс разработал первую версию поправок к ПДД, предложив считать средствами индивидуальной мобильности не только электросамокаты, сегвеи, моноколеса и гироскутеры, но также роликовые коньки и скейтборды. Пользователям СИМ моложе семи лет в документе предлагалось разрешать ездить по тротуару и пешеходным дорожкам, а лицам старше 14 лет — выезжать на край проезжей части при условии, что машины двигаются не быстрее 60 км/ч, а СИМ оборудован тормозом, светоотражателями и фонарем. Наконец, было предложено ввести новые дорожные знаки для обозначения зон, где запрещается пользоваться устройствами, и ввести штрафы за нарушения всех этих новых правил в размере до 1,5 тыс. руб.

Поправки Минтранса неоднократно перерабатывались. Так, в версии документа от 2020 года предлагалось запретить разгоняться на СИМ быстрее 20 км/ч при одновременном совместном движении с пешеходами, то есть на тротуарах. Идею, в свою очередь, раскритиковали эксперты Общественной палаты РФ из Союза пешеходов. Там отметили, что даже на таких скоростях электросамокат может нанести серьезные увечья пешеходам, а кататься следует разрешить только за пределами тротуаров. Свои возражения, по данным “Ъ”, были и у ГИБДД: там сочли, что пользователи роликовых коньков, скейтов и других устройств, использующих «мускульную силу человека», должны продолжать считаться пешеходами и подчиняться «пешеходным» правилам.

В 2021 году документ очередной раз переписали после консультаций с МВД: на тротуарах решили оставить ограничение скорости в 20 км/ч, а заодно запретить гражданам выезжать на тротуар на устройствах весом более 35 кг.

«Убивает и калечит кинетическая энергия»,— объяснял представитель Минтранса Владимир Луговенко.

На проезжей же части скорость электроустройств предложили ограничить 25 км/ч. Наконец, в министерстве решили отказаться от отдельного регулирования пользователей самокатов без электромоторов, роликов и скейтов, оставив их де-юре пешеходами.

Но и этой версии документа пока не был дан полный ход. В частности, поправки завернули в аналитическом центре при правительстве РФ, где документ не преодолел так называемый фильтр «регуляторной гильотины». Куда более существенной проблемой чиновникам представляется невозможность внесения изменений в ПДД: по решению Белого дома правила можно переиздавать только целиком.

Пока МВД и Минтранс размышляют, как решать эту проблему, в регионах придумывают, кто во что горазд. Так, в Татарстане суды лишают водительских прав водителей СИМ за пьяную езду. В Екатеринбурге после столкновения автомобиля Lada Vesta с 21-летней девушкой на электросамокате последней выписали штраф за управление транспортом без прав. Впрочем, инспекторы смогли сделать это, лишь убедившись, что виновница ДТП управляла устройством мощностью свыше 350 ватт, что приравнивает его к мопеду. В Казани в похожей ситуации нарушителю удалось в суде доказать, что транспортом то, на чем он передвигался, де-юре не является.

В Москве столичный департамент транспорта подошел к ситуации тоньше, определив для пользователей сервисов кикшеринга несколько «медленных зон» в центре города (например, в Сокольниках или в Парке Горького).

На этих территориях скорость устройств (определяющих границы зон по встроенным средствам навигации) должна автоматически снижаться до 15 км/ч. В июне 2021 года Максим Ликсутов заявлял о договоренности с операторами кикшеринга о создании 50 подобных зон в Москве. Практику «замедления» техники взяли на вооружение и другие города, например, Нижний Новгород и Казань. Так, в столице Татарстана на девяти городских участках и вовсе ввели полный запрет на движение арендных электросамокатов.

Первым в России «замедлить» кикшеринговые самокаты додумалось руководство Санкт-Петербурга: еще в мае 2021 года скорость их движения была ограничена 15 км/ч, причем по всему городу. После этого к регулированию движения подключились силовики, и события стали развиваться более драматично. После возбуждения СКР уголовных дел по фактам наездов на несовершеннолетних в офисах кикшеринговых компаний прошли обыски и выемки документов. Так, в главном следственном управлении СКР по Санкт-Петербургу сообщали об обысках у операторов Whoosh, Molnia, Bolt, Scoobee, Red Wheels «с целью отыскания и изъятия предметов и документов, представляющих интерес для следствия». В соцсетях широко разошлась фотография что-то пишущего в блокноте офицера СКР в синей форме на фоне склада с десятками желтых электросамокатов. Работа кикшеринговых сервисов в Санкт-Петербурге после обысков была приостановлена на несколько дней, пока компании не обязались ограничить скорость на тротуарах 10 км/ч (на проезжей части — 20 км/ч). Впрочем, некоторые эксперты связывали рвение местных чиновников и силовиков еще и с матчами чемпионата Европы по футболу, которые должны были пройти в Санкт-Петербурге.

Поезжай, как надо

Экспертам пока не удалось прийти к единому мнению о том, как упорядочить движение самокатов в городе

Экспертам пока не удалось прийти к единому мнению о том, как упорядочить движение самокатов в городе

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

К слову, московские власти ратуют за законодательное ограничение скоростей арендных самокатов — пределом в 25 км/ч. Об этом заявлял, в частности, Максим Ликсутов, а подобное требование еще c 2019 года фигурирует в правилах работы «сервисов шеринга электросамокатов» в столице. Впрочем, непонятно, поможет ли ограничение сократить число ДТП — с учетом последних заявлений господина Ликсутова о том, что по вине арендаторов электросамокатов в Москве происходит лишь 8% ДТП. В компании Whoosh заверили, что аварийность в кикшеринговых сервисах «максимально низкая» — «у нас это менее 0,01% от поездок».

Издатель отраслевого портала «Трушеринг» Юрий Николаев говорит, что для сервисов кикшеринга «ограничение скорости — не проблема». «Эти нормативы уже действуют в Москве, Питере, Сочи, Новосибирске и нескольких городах Краснодарского края. Техническая возможность это позволяет»,— говорит он. «Функционал медленных зон в платформе и обновление прошивки у нас были готовы в начале сезона — работает он как нанесение на карту зоны, попадая в которую самокат снижает лимит скорости. Внедрение требует времени. Небольшим компаниям и всем, кто использует купленные технологии, им сложно»,— пояснили в Whoosh. В компании уточнили, что сами создавали «весь софт» и это «одна и самых больших частей инвестиций».

Член Общественной палаты РФ Александр Холодов предупреждает, что затея с ограничением скорости СИМ «абсолютно нереализуема для частников». «К каждому Васе с самокатом не поставишь человека с радаром на каждом углу,— иронизирует он.

— Это будет работать только для прокатных компаний». Ведущий аналитик Mobile Research Group Эльдар Муртазин согласен, что скоростной контроль нереализуем с личными устройствами: «Ни в одном городе нет камер, которые контролируют пешеходные дороги, а существующие для этого не предназначены». Впрочем, эксперт сомневается и в возможности скоростных ограничений сервисов кикшеринга. «Прокатные самокаты невозможно контролировать, пока не будут передаваться властям все данные о поездках, включая их время и скорость. Сейчас этого не делается. Да и кто будет проверять соблюдение скоростей?» — рассуждает господин Муртазин. Впрочем, Александр Холодов говорит, что тестировал ограничение в 15 км/ч на арендованном электросамокате в Санкт-Петербурге: «Действительно, ограничивают (скорость.— “Ъ”), но не все (сервисы.— “Ъ”) и не везде. Но на Невском (проспекте.— “Ъ”) самокат выключается».

Впрочем, даже в Whoosh сомневаются, что принудительное снижение скоростей снизит число инцидентов. «Самокаты сами по себе безопасны, небезопасно безответственное вождение. Причины аварий — нарушение правил, например, не спешился на переходе, ехали вдвоем, и потеря бдительности. Часто аварии происходят с участием автомобилей, но не на дорогах. Увы, массовое снижение скорости не поможет избежать таких ситуаций»,— пояснили в сервисе. А Эльдар Муртазин считает, что и на скорости электросамоката в 20 км/ч на тротуаре «человек гарантированно травмируется», добавляя, что предложение об ограничении веса устройства в 35 кг также невозможно проконтролировать. Господин Николаев призывает администрации городов «ограничивать скорости разумно». «Пользователи не готовы платить за аренду электросамоката, чтобы передвигаться со скоростью ниже 15 км/ч»,— считает он.

«Чтобы самокаты были полезны как транспорт, пользователи должны иметь возможность доехать до нужной точки эффективнее по времени, чем автомобиль. Радикальное снижение скорости до 20–15–10 км/ч по всему городу выключает транспортную составляющую кикшеринга»,— уверены в Whoosh.

Более радикальное предложение выдвигали в президентском совете по правам человека: оснастить СИМ номерными знаками и ввести обязательную страховку гражданской ответственности для арендаторов электросамокатов и сотрудников курьерских служб. Глава ассоциации операторов кикшеринга Дмитрий Петрожицкий предполагал, что номера электросамокатов могли бы считывать дорожные камеры. Впрочем, в МВД РФ предложение о госномерах сочли преждевременным. К тому же в президентском совете предлагали вешать их только на арендные и служебные устройства, а не на все подряд.

Юрий Николаев из «Трушеринга» считает, что реализация идеи с госномерами выглядит «несколько фантастичной, хотя и технически реализуемой»: «Потребуется много времени — на разработку федерального закона, производство и установку номерных знаков». В Whoosh дают понять, что на боку каждого их устройства уже есть уникальный четырехзначный номер. «Если нужно найти, куда уехал самокат с этим номером, и кто им управлял в такое-то время — мы отследим это за 15 минут»,— заверили в компании. Страховки для арендаторов, дает понять господин Николаев, сервисы кикшеринга смогут реализовать по примеру операторов каршеринга. Эльдар Муртазин предсказывает, что в этом случае стоимость поездок вырастет «минимум на 10–15%, но гарантируются компенсации пострадавшей стороне». Whoosh уже предлагает пользователям приложения застраховать здоровье и имущество от несчастного случая (за 35 руб. в каждой поездке), подчеркнули в компании, добавив, что готовят «к релизу страхование ответственности перед третьими лицами всех поездок за счет компании».

«Все предлагаемые меры можно реализовать с сервисами кикшеринга. Часть из них может остановить рост рынка, часть увеличить стоимость или привести к оттоку пользователей.

Но как и что власти будут делать с физлицами — вопрос открытый. Можно ли заставить продать или выкинуть личный электросамокат массой выше 35 кг? Что на это скажет Гражданский кодекс?

Как будет происходить контроль на дорогах? Кто и на основании чего будет принимать меры? В отношении физлиц вопросов бесконечное количество, а ответов нет. Предположу, что такое регулирование будет малоэффективным»,— рассуждает Юрий Николаев.

В Общественной палате РФ (ОП РФ), правда, предлагали самую радикальную идею — приравнять СИМ к мопедам, которыми можно управлять только с водительскими правами категории «М». «Раньше была проблема, когда все считали мопед поводом доехать до дома пьяным. Как только для мопедов ввели категорию «М», на улицах практически их не стало. Сейчас электросамокат воспринимается похоже. Если приравнять его к мопеду, хотя бы отфильтруем пьяных отморозков»,— рассуждает член ОП РФ Александр Холодов, который напоминает, что водительские права выдаются с 16 лет.

Впрочем, пока в МВД приравнивают к мопедам лишь устройства мощнее 250 ватт. Эльдар Муртазин предлагает свой рецепт: сертификация электросамокатов государством, повышенные требования по надежности для устройств в кикшеринге, оснащение СИМ системой ЭРА-ГЛОНАСС вместо госномеров. Впрочем, даже сам эксперт признает часть плана утопией, говоря, что цена устройств в этом случае вырастет минимум на 12 тыс. руб. Но господин Муртазин считает владельцев личных СИМ меньшей проблемой для регуляторов. «Личный электросамокат вы не будете «убивать». На прокатном прыгают, ездят вдвоем, делают все что угодно, потому что многие люди не знают элементарной физики, а им хочется сделать трюк как в TikTok»,— рассуждает он.

Находить баланс между общественным и личным, очевидно, предстоит уже в следующем сезоне: как МВД с Минтрансом, так и новому созыву Госдумы. Очередной пас в этой ситуации уже сделал начальник Научного центра безопасного дорожного движения МВД РФ Дмитрий Митрошин, предложивший включить в компанию еще и Минпромторг. По его мнению, это ведомство должно разработать порядок обращения электросамокатов в России, включая правила ввоз, продажи и допуска к участию в дорожном движении. Тогда и ГИБДД будет проще сориентироваться, давал понять господин Митрошин.

Источник: Коммерсант