Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Нос, честь и совесть нашей эпохи – Газета Коммерсантъ № 214 (7176) от 25.11.2021

Начало ВКС-встречи с членами правительства было посвящено теме коронавируса. Решено было продлить сертификат переболевших COVID с полугода до года и форсировать работу над вакциной для детей не от 12 до 17, а от двух лет. Но главное, считает специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников, президент страны подробно рассказал, как он прививался интраназальной вакциной сразу после укола «Спутником V». Оказалось, он просто нюхал порошок.

Вице-премьер Татьяна Голикова рассказала, что болеть на прошлой неделе стали меньше на 6,1%.

Но какое это имеет значение, если смертность от COVID так и не снижается.

— По-прежнему у нас ежедневно уходят из жизни более 1,2 тыс. наших граждан,— говорила вице-премьер.— Это серьезная, драматичная статистика. И я еще раз хочу отметить, что преимущественно из жизни уходят граждане 60 лет и старше, и, как правило, это люди, которые страдали хроническими заболеваниями, находились на диспансерном учете, и, к сожалению, большинство, абсолютное большинство из них, пренебрегли прохождением вакцинации.

Видно, как говорится, невооруженным глазом, хотя бы по сегодняшнему письму врачей, пригласивших антиваксеров на экскурсию в красные зоны (идея представляется на первый взгляд беспомощной, так как антива после этого словно почувствовали слабость власти, решившей уговаривать их, и приободрились еще больше. Они, возможно, не понимают в упоении от того, что их начали уговаривать, что черная метка, поставленная напротив каждой фамилии и для кого-то, увы, смертельная, уже есть и что сегодня был последний шанс ее избежать), что пока решено использовать мирные средства борьбы с антива, чтобы потом, видимо, с легким сердцем можно было сказать самим себе и, главное, Владимиру Путину: «Ну вот, мы сделали то, что должны были и могли. Но они от этого лишь еще больше сатанеют. Так что теперь давайте как привыкли».

И это будет с 1 февраля.

И вообще-то будет совершенно правильно.

Но есть и хорошие новости!

— На сегодняшний день,— сообщила Татьяна Голикова,— в шести регионах уже вакцинировано первым компонентом необходимое число граждан для достижения запланированного коллективного иммунитета в 80%! Мы ожидаем, что в установленные сроки — либо через три недели, либо через две, в зависимости от того, какая вакцина применялась,— эти коллеги приблизятся к искомой цифре. Это в первую очередь Московская область, город Санкт-Петербург, город Севастополь (считай что дважды герой.— А. К.), республики Тыва, Карелия, Чукотский автономный округ. Близки к этой цели город Москва… совсем небольшое отставание… и Липецкая область.

Татьяна Голикова, кроме того, сообщила новость, которая позволит резко увеличить процент коллективного иммунитета даже без ревакцинации:

— Владимир Владимирович, мы совместно с нашими учеными, экспертами в области иммунизации подробно обсуждали вопрос о наиболее оптимальных сроках повторной вакцинации после перенесенной болезни и пришли к выводу о том, что после болезни сертификат вакцинированного для переболевших должен действовать один год,— произнесла Татьяна Голикова.— Сейчас это полгода. Мы это решение принимали в июне, когда у нас был эпидемический подъем предыдущий.

Так же как тогда было исчерпывающее логическое объяснение, почему сертификат («сартификат» в исполнении Татьяны Голиковой) выдается на полгода, так теперь всем ясно, почему его должны выдавать на год:

— Так вот, доля переболевших повторно от общего количества переболевших, по данным нашего мониторинга, составляет на сегодняшний день 0,74%. Поэтому мы приняли решение, и в ближайшее время — в случае вашего одобрения в том числе, хотя это чисто медицинская тема, но тем не менее мы посчитали важным вам доложить сегодня на совещании об этом,— если это одобряется, то в ближайшее время в методические рекомендации Министерства здравоохранения будут внесены соответствующие изменения, и соответствующие изменения будут учтены Минцифры на Едином портале государственных услуг в сертификатах вакцинированных граждан для переболевших.

При этом ревакцинироваться предложено уже через полгода.

То есть существует уверенность насчет сертификата на год, потому что доля переболевших после первого COVID ничтожная.

И так же существует уверенность, что ревакцинироваться надо через полгода обязательно.

Им, конечно, удалось нас запутать. А сначала себя. Ибо без этого не удалось бы так хорошо запутать нас.

Кроме того, Татьяна Голикова рассказала, что «сегодня Министерством здравоохранения будет зарегистрирована вакцина “Гам-КОВИД-Вак-М” Центра Гамалеи для детей в возрасте от 12 до 17 лет».

Дело в том, что разговор о вакцине для детей идет давно, и инициировал его в свое время господин Путин. И Татьяна Голикова теперь рассказывала, что вот, вакцина для детей готова, если что.

Проблема только в том, что «дети в возрасте от 12 до 17 лет» — это уже никакие не дети. Это в лучшем случае подростки. Тинейджеры. Школьники старших классов. Юноши и девушки. А то и молодые мамы. И папы.

Под детьми обычно имеют в виду людей более несознательного или даже бессознательного возраста. А то и подсознательного.

Между тем господин Путин тоже, видимо, не понял насчет годичного сертификата и полугодичной ревакцинации:

— Татьяна Алексеевна,— переспросил он,— я правильно вас понял, что рекомендации ВОЗ по ревакцинации — это шесть месяцев, но они носят усредненный характер по миру в целом, и каждая страна в зависимости от того, как протекает ситуация, складывается обстановка конкретно в этой стране, может принимать свои решения, исходя из этого анализа? И для нас, для России, вы считаете, что год — это срок оптимальный на сегодня… для переболевших?

Владимир Путин поправился в последнее мгновение, но все равно выходило нелогично. Он ей подсказывал, как лучше выйти из положения, в которое она поставила и сама себя, и его тоже. Теперь им надо было все-таки объяснить, почему сертификат безопасности может быть выдан на год, а ревакцинироваться надо уже через полгода.

И рекомендации ВОЗ тут не спасали, не следовало путать год на одно с полугодом на другое. Хотя все и так уже, повторяю, настолько запутаны, что еще одна запутанность уже никому не покажется, уверен, лишней.

— Если позволите, Владимир Владимирович, абсолютно верно! — воскликнула Татьяна Голикова.— Но с учетом опыта, который приобрели в разных странах,— разные решения! Кто-то предлагает своим гражданам привиться через шесть месяцев, кто-то — через восемь, но в основном все находятся около этих цифр. Что касается вакцинации после первичной вакцинации и после болезни, то в основном все страны рекомендуют прививаться через шесть месяцев… Но у нас с вами в июне было принято решение, которое тоже базировалось на рекомендации ВОЗ, что в период эпидемического подъема абсолютная рекомендация — прививаться через шесть месяцев!

То есть надо прививаться не через шесть месяцев, а через шесть месяцев.

— Пока мы находимся в тех волнах, о которых я упомянула,— закончила Татьяна Голикова,— эти диапазоны, которые мы с вами сейчас обозначили, являются принципиально важными!

— Понятно,— бодро констатировал господин Путин.

Для него и правда, видимо, было ясно, что прививаться надо через шесть месяцев.

Почему сертификат после болезни выдадут на год, и весь этот год можно забыть о прививках, так как по факту выдачи сертификата будет теперь считаться, что весь год ты для болезни неуязвим, вообще уже все забыли.

И это было большое облегчение, так как иначе можно было буксовать в одном этом месте вечность.

Теперь Владимир Путин говорил о вакцине для детей, и под детьми имел в виду тех, кому исполнилось два года (остальные пусть будут младенцами), а не 12–17. В пример он приводил Китайскую Народную Республику, где такая вакцина делается.

Он просил и за этих детей тоже:

— Они (вакцины.— А. К.) у нас должны быть в наличии.

Кроме того, Владимир Путин просил провести «анализ продолжительности жизни и смертности в тех регионах, которые добились хороших показателей по вакцинации, по 80%, и в тех, в которых пока такого уровня не достигнуто. Мне думается, что это несложно сделать. И можно сделать довольно быстро».

И с предсказуемым результатом.

Господин Путин выступал как пиар-менеджер идеи добровольной вакцинации.

Результатам анализа мы должны ужаснуться: не достигшие нужного уровня жизни (с вакциной) достигли нужного уровня смерти.

И между прочим хотелось бы ужаснуться.

Позже Владимир Путин, заканчивая историю со своей вакцинацией, на встрече с правительством вдруг поделился новой информацией о состоянии вируса «в военных организациях» страны.

— Я просто это знаю по докладам… На первом этапе, несмотря на то что люди молодые, здоровые вроде бы, все-таки проблемы с COVID были, и достаточно серьезные. Были, к сожалению, потери среди личного состава от этой болезни…— рассказал Владимир Путин, и речь шла, по информации “Ъ”, про Минобороны и МЧС.— После того как этот горький период, горькую стадию ознакомления с болезнью прошли, наладили вакцинацию, ревакцинацию, ситуация нормализовалась во всей военной организации государства.

И тем более сейчас, когда сгущаются такие тучи, которые к тому же так хмуро ходят по российско-украинской границе, ситуация просто не может не нормализоваться.

Затем, после Татьяны Голиковой, выступил наконец председатель правительства Михаил Мишустин, который хотел высказаться парой минут раньше, но Владимир Путин его перебил. Теперь он сказал то, что хотел, и, судя по настойчивости премьера, он знал, что вступить ему следует именно в этом месте:

— Вы давали поручение, в том числе и мне лично, заниматься с Исследовательским центром имени Гамалеи клиническими испытаниями назальной формы и организовать все, что необходимо… Доклинические испытания препарата уже проведены, они показали, что вакцина безопасна, работает… Программа клинических исследований тоже подготовлена…

Михаил Мишустин подбирался к деликатной теме.

— Соответственно,— продолжал он,— выдано разрешение на проведение первой фазы при участии взрослых добровольцев. Это нужно, чтобы еще раз оценить безопасность, эффективность вакцины, подобрать правильно дозировку… По результатам, через 42 дня после начала, будет подготовлен промежуточный отчет для регистрации препарата, и параллельно начнется третья фаза испытаний. Все необходимые средства для этого зарезервированы.

И наконец Михаил Мишустин буквально выпалил:

— Уважаемый Владимир Владимирович, мы все видели вашу встречу, это показывали и по телевидению, с заместителем директора Национального исследовательского центра имени Гамалеи Денисом Логуновым… Мы с ним активно работаем, и мы поняли, что вы планируете стать добровольцем… Хотел вас спросить об этом конкретно, так ли это? И, соответственно, специальное разрешение на такие вещи надо заполнить!

Пас был отдан прямо на пятачок. Оставалось как обычно подставить клюшку:

— У меня здесь ничего необычного нет,— кивнул Владимир Путин.— Классический случай абсолютно! Как сказала сейчас Татьяна Алексеевна, ровно через шесть месяцев после вакцинации у меня титры защитные опустились, и специалисты порекомендовали провести процедуру ревакцинации, что я и сделал несколько дней назад. Сначала сделал это в виде укола, а на следующий день, после разговора с Денисом Юрьевичем, он же сам, кстати говоря, мне сделал и вторую часть этой процедуры, а именно этот порошок назальной формы…

До сих пор это был спрей. Но порошок, видимо, удобнее. Его по крайней мере не надо хранить в холодильнике при минус 20.

Впрочем, позже Дмитрий Песков говорил, что это все же был спрей.

— То есть это что такое? Это просто тоже шприц, только вместо жидкой субстанции он набрал порошок, попросил меня вдохнуть глубоко на счет «три», пшикнул с одной стороны, с другой стороны… 15 минут я потом посидел — и все на этом закончилось! Никаких ощущений, честно говоря, у меня не было, просто ничего!

Что, и запахи пропали?

— Просто 15 минут посидел и пошел,— добавил президент.— После этих двух процедур — укола и этой назальной формы, второй части,— я уже сегодня занимался спортом с утра! Так что могу засвидетельствовать, что все развивается так, как наши ученые и специалисты говорят, все так и есть. Посмотрим, каков будет результат с точки зрения повышения защитных титров.

Оставалось непонятным, зачем же все-таки делать сразу после укола «Спутником Лайт» еще одну такую же прививку, только в нос. Да, Владимир Путин хотел стать добровольцем, но не слишком ли большую цену он готов был заплатить за это? Не грозит ли ему передозировка порошком?

Тогда я позвонил Денису Логунову, который, собственно говоря, придумал и сделал «Спутник V», а также уколол им Владимира Путина уже три раза. А вчера еще и порошка дал. Интраназально, понятное дело.

— Интраназальная прививка не попадает в организм в виде полноценной дозы,— пояснил мне Денис Логунов,— поэтому нет никакой опасности передозировки. Внутрь организма не попадает даже процента дозы! Поэтому у вас, грубо говоря, будет просто погрешность по результатам измерения. Передозировки не может быть даже близко! Назальная вакцина вообще не попадает в кровеносную систему!

Он даже разволновался, казалось, от одного такого предположения.

Это обнадеживало, конечно.

Вообще уверенность и энтузиазм Дениса Логунова производили впечатление. Хотелось, коротко говоря, стать добровольцем.

— Это не две дозы! — повторил Денис Логунов.— Интраназальная вакцина является эффективной, потому что орошаются миндалины… И у нас формируется барьерный иммунитет в этом месте! И он держится, никуда не уходит. Системный иммунитет, который дает внутримышечная вакцина, позволяет не умирать, и здорово, что мы побеждаем смертность. Но все-таки нужно бороться и с заболеваемостью!

Я понимал: порошок в носу позволяет защититься от проникновения вируса в организм.

— Через шесть—восемь месяцев после системной вакцины (двухкомпонентной «Спутник V».— А. К.) наступает вероятность пробойных инфекций, с которыми же тоже необходимо бороться! — добавил Денис Логунов.— И мы считаем, что нужно идти по тому пути, по которому медицина уже прошла. Не надо создавать в этом случае ничего нового! У нас уже есть эффективная вакцина от полиомиелита, в том числе пероральная… Когда мы вакцинируем внутримышечно, барьерный иммунитет не то чтобы не формируется, но формируется гораздо слабее, чем если использовать интраназальную вакцину!

Все это Денис Логунов рассказал мне и стал жить дальше, делая, видимо, теперь в первую очередь вакцину для двухлетних детей. И дай Бог, если в двух словах.

Андрей Колесников

Источник: Коммерсант