Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Подлая колбаса, побег жены, спекулянты перцем. Как выживали индусы в СССР

65-летний Радж Сингх из Пенджаба с обожанием вспоминает семидесятые годы, когда учился в СССР. Правда, он сразу говорит: уехать к нам зимой было страшной ошибкой. «Я родом не с юга Индии, в моём штате бывает и + 5 в декабре. Но в детстве тёплой одежды не было, на улицу выходили, закутавшись в одеяло. А чтобы -30… Такого я не ожидал. В общежитии свернулся клубком на кровати, плачу… Как уцелеть? На улице лёд, окна замёрзли. Но тут случилось нечто, спасшее мне жизнь». — «Отопление включили?» — «Нет, налили стакан водки». С начала шестидесятых годов (в самый расцвет отношений между СССР и Индией) и вплоть до распада Советского Союза у нас учились десятки тысяч индийских студентов, по специальностям — врачи, офицеры, инженеры, лётчики. Воспоминания об экзотической северной стране у всех сохранились самые разные.

Совращение докторской

Большинство последователей индуизма (и особенно поклонники лидера борьбы за независимость Махатмы Ганди) — вегетарианцы. Соответственно, им приходилось довольно сложно. Купить свежие овощи зимой в советских магазинах было нелегко, кроме того, на прилавках таились незнакомые опасные продукты. «Помню, сижу в гостях у русского друга, его мама сделала салат, — вспоминает Кришна Надж из Гоа, учившийся в Одессе на военного связиста. — Уплетаю за обе щеки, обалденно вкусно. Только какой-то мягкий розовый овощ попадается постоянно, не могу понять. Я говорю: “Это что?” Приятель отвечает: “Да колбаса докторская”. Я в ужасе: “О подлость, почему ты мне не сказал? Я индуист, вегетарианец, нам религия запрещает есть мясо!” Он смеётся: “Расслабься, где ты в нашей колбасе мясо нашёл? Там какая-то химия, ароматизатор, да бумага измельчённая, это настоящий вегетарианский продукт! Ты же не цыплёнка или поросёнка съел”».

Я от салата в смятении отказался, но, когда на последнем курсе был, ел уже и сало, и копчёную ветчину, и шашлыки… Это Одесса, иначе невозможно.

Другой бывший студент (учился в Ленинграде в семидесятых), уроженец Дели, главным шоком назвал… Продажу зелёных бананов. «Их в ноябре начинали продавать, — повествует очевидец. — И я смотрю, очереди… Люди ругаются, хватают коробками… А после на батарею кладут созревать. Я думаю: зачем? В Индии этих бананов полным-полно, люди обезьян на улицах кормят, как у вас — старушки хлебом голубей. А как понял, что в Советском Союзе их нет, тоже схватил коробку и домой бежал, задыхаясь от счастья».

Боязнь козлятины

Однако главная засада поджидала индийцев, когда они начали возвращаться домой с русскими жёнами. «Моя семья жила в Мадрасе, на самом юге, — улыбается Кумар Карамишва. — Я женился на Леночке, девушке из Новосибирска, после окончания института увёз к себе. Продержалась она у нас ровно год. Увидит жука размером с два пальца — визжит, в обморок падает. От острой еды, обилия перца у неё постоянно желудок болел, на таблетках сидела. Питалась консервами с тушёнкой, что ей присылали из СССР. Уверила себя: в Мадрасе сплошная зараза, ничего больше пробовать нельзя. Раздражало её отсутствие в большинстве магазинов мяса: индуисты говядину не едят, мусульмане — свинину. Одна курица, которую все употребляют. А козлятины Леночка сама испугалась. Ну и жару не выносила, обнимется с вентилятором и сидит. На улице увидела слона, побежала к нему погладить хобот. А слон — животное опасное, может одной ногой убить. В общем, скоро плакать начала: “Я тебя люблю, но не могу тут, отпусти дом родной повидать”».

Уехала в Сибирь и не вернулась, потом бумаги о разводе пришли.

Паранджа вместо шампанского

Правда, случалось и другое. «Я взял в жёны девушку из Ленинграда, — рассказывает уроженец Лакхнау Мухаммед Сангар. — Сам я индийский мусульманин, она тоже приняла ислам. Как приехала, давай всех соседей гонять: “А что это вы в мечеть не ходите, почему ром пьёте, отчего рамадан (мусульманский пост — Авт.) не соблюдаете?” Я говорю: “Вика, счастье моё, откуда такая ярость в тебе? Ты ведь недавно в Советском Союзе ела свинину за милую душу и пила шампанское”. Она сурово смотрит и говорит: “Всё уже, на новом месте я должна быть новым человеком, если собираюсь тут жизнь прожить”. Дошло до того, что паранджу сшила себе. Правда, через пару лет её отпустило, стала спокойно ко всему относиться, а то я испугался. До сих пор живём, трое детей у нас».

Перечная мафия

Значительным разочарованием индийских студентов был… неправильный культ чая в Советском Союзе. Да-да. Привыкнув к стилю родины, где чай подаётся с молоком (в британском колониальном стиле) и специями, а в северных горных районах чайные листья и вовсе жуют с чесноком, они ожидали примерно того же от СССР. И если молоко к чаепитию находилось легко, то с остальным возникали проблемы. «У нас в общаге сразу спекулянты появились, — усмехается Кришна Надж. — Пакетик с индийской специей масалой, которая в Индии стоит копейки, продавали за пять рублей, сумасшедшие по тем временам деньги. Да ещё и “шифровались”. Студенты говорили: “Иди в такую-то комнату к Радживу, он тебя отправит к нужному человеку, а у него есть всё: и масала, и кашмирский красный перец, и другие смеси”. Ну прихожу от Раджива, мне в тёмном коридоре, оглядываясь, в руку суют пакетик: ощущение, что наркотики покупаю».

Точно так же индийцы приобретали у нелегальных торговцев из «своих» обычный жгучий красный перец чили в стручках: в Союзе достать его можно было не на каждом углу.

Слоны на потолке

И, конечно, индийцев увлекала в Союзе весьма прозаичная вещь: алкоголь. Ведь к нам приезжали на учёбу все: отпрыски интеллигентных семей и выходцы из народа, близко не знавшие, что такое крепкая выпивка. Среди жителей Индии (хотя виски тут свободно продаётся в специальных магазинах) возлияния по любому поводу не приняты. И тут вдруг — в общаге отмечают сдачу экзамена или сессии, водка льётся рекой. А у милиции было указание: если иностранные студенты пьяные, но не буянят, их не задерживать, дабы не портить впечатления об СССР. «Мой друг недолго продержался, — вздыхает Мохаммед Сангар. — А такой был строгий мальчик. Приехал, скучал: и холодно ему в Ленинграде, и грустно.

Начал с коньяка, перешёл на водку, закончил «бормотухой».

Через год захожу к нему вечером в комнату, а он на потолок смотрит. «Не видишь, — говорит, — там розовые слоны летают?» Лечился потом, снова вернулся к учёбе и больше не пил».

Несмотря на былые трудности, все выпускники советских вузов в Индии скучают по России и стараются показать её своим детям. «Моя дочь отлично выучила русский язык, — гордится Радж Сингх. — И из каждой поездки в Россию она обязательно привозит мне клюквенный морс. Я на него “подсел”: пью пакет целую неделю, по глоточку. Но она обожает мороз и с удовольствием гуляет под снегом. Так что наши дети тоже стали русскими. Мы впитали в себя Россию, и она нас не отпускает даже спустя много лет».

Дели-Амритсар (Индия).

Источник: Mail.ru