Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Православные и католики поговорили предстоятельно – Общество – Коммерсантъ

Пять лет назад, 12 февраля 2016 года, в международном аэропорту имени Хосе Марти в Гаване состоялась первая в истории Русской православной и Римско-католической церквей встреча их предстоятелей. Папа Франциск направлялся с визитом в Мексику, патриарху Кириллу предстояла большая пастырская поездка в Латинскую Америку и Антарктиду: так столица Кубы оказалась точкой, где состоялось событие, которого и восточные, и западные христиане ждали несколько десятилетий. О том, оправдались ли эти ожидания, и о том, какие изменения произошли в отношениях католиков и православных после гаванской встречи, корреспонденту “Ъ” Павлу Коробову рассказали архиепископ, митрополит архиепархии Божией Матери в Москве, председатель Конференции католических епископов России Павел Пецци и секретарь отдела внешних церковных связей по межхристианским отношениям иеромонах Стефан (Игумнов).

Первая после разделения в 1054 году христианской церкви на Восточную и Западную встреча православных и католиков на высшем уровне (не считая Флорентийского собора 1439 года) прошла 5 января 1964 года, когда Константинопольский патриарх Афинагор и папа Павел VI встретились в Иерусалиме. В результате в 1965 году были отменены взаимные анафемы. Встреча стала возможна благодаря II Ватиканскому собору (1962–1965), который открыл католическую церковь для диалога с другими религиями, установив, что «истину следует искать… посредством… обмена и диалога». Первая встреча предстоятеля РПЦ с папой римским планировалась еще в 1997 году в Австрии, но из-за противоречий в связи с конфликтом грекокатоликов и православных на западе Украины она тогда не состоялась. Только в феврале 2016 года предстоятели двух церквей встретились на Кубе.

«Это часть истории, которая разворачивается в масштабах, превосходящих человеческую жизнь»

Православные и католики поговорили предстоятельно – Общество – Коммерсантъ

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

— Это, безусловно, историческое событие, которое задало новый уровень отношениям между нами. Первые же слова совместной декларации подчеркивают самое важное: эта встреча состоялась «по воле Бога и Отца», а не исходя из каких-то сиюминутных интересов. И другие слова декларации, что папа и патриарх «встретились как братья по христианской вере», а главное, сам образ, свидетельство братских объятий между ними — это такая веха на пути к единству, которая рождает в сердце огромную благодарность. Это благодарность того рода, которая помогает просыпаться по утрам и снова браться за трудные дела.

— Самые важные изменения — это не то, что видно широкой публике невооруженным глазом. Встреча в Гаване — это часть истории, которая разворачивается в масштабах, превосходящих человеческую жизнь. Для католической церкви это процесс серьезного и глубокого осмысления синодальности, соборности, реальной общей ответственности всех верных за жизнь и миссию церкви. Сейчас это является центральной темой в сознании католиков как на вселенском, так и на низовом, приходском уровне. А для православных, как можно видеть, это стоящий как никогда остро вопрос о природе и роли первенства церкви, такого первенства, которое позволяет сохранять единство, недостижимое исходя только из совместных интересов.

Скажем так, сегодня мы вместе распознаем волю Бога о наших церквах, о нашем общем будущем, и это трудный процесс.

Но главное, что мы делаем это уже вместе, исходя из опыта единства церкви в первом тысячелетии, который есть в нашей общей исторической памяти.

— Этот вопрос уместнее будет задавать именно представителям Ватикана, которым я не являюсь. Тем не менее мы видим, что ежегодные встречи на высшем уровне в годовщину встречи в Гаване между делегациями во главе с митрополитом Иларионом и кардиналом Кохом, отвечающим в Ватикане за христианский диалог, развивают те направления, которые заложены в гаванской декларации,— это совместное свидетельство о Евангелии, защита человеческой жизни и достоинства, поддержка семьи и молодежи и, конечно, общая забота о наших братьях, терпящих гонения во многих частях мира. В рамках этого продолжающегося диалога в 2016 году я в составе делегации православных и католиков принял участие в поездке в Сирию, и меня поразили мужество и огромная надежда этих людей, и особенно та степень взаимопонимания и доверия, которые существуют между ними. Для нас они подлинные свидетели единства.

— С одной стороны, безусловно, это очень положительно отразилось на восприятии католиков как православными христианами, так и российским обществом в целом. Люди спокойно заходят в наши храмы и знакомятся с нами, интересуются нашей жизнью — так ломается образ если не врага, то недруга, который, увы, все еще сохраняется в сознании. А с другой стороны, это показывает верующим, что межхристианский диалог — это не формальность и не бесперспективная трата времени, как иногда, к сожалению, приходится слышать.

— У меня нет никакой конкретной информации ни о новой встрече папы и патриарха, ни о планах святейшего отца посетить Россию. Однако на днях кардинал Кох напомнил о важной дате, которая будет отмечаться в 2025 году: 1700-летии Первого Вселенского собора, который стал для христианской церкви первым опытом преодоления разделения на глобальном уровне. Принятый на этом соборе Никейский символ веры по сей день объединяет все христианские церкви и церковные общины. Уверен, что это было бы прекрасным поводом для новой встречи и нового шага в отношениях между нами.


«Что может быть естественней, чем встреча двух христианских лидеров?»

Православные и католики поговорили предстоятельно – Общество – Коммерсантъ

Фото: РИА Новости

— Встреча стала первым в истории личным контактом предстоятелей Римско-католической и Русской православной церквей — самых больших церквей мира. Она может считаться точкой отсчета, от которой будет выстраиваться вся парадигма наших отношений на долгие годы. В то же время ее значение выходит далеко за рамки двустороннего сотрудничества. Когда встречаются духовные лидеры такого уровня, это обращает на себя особое внимание. Их совместный голос нельзя не услышать. А сказано патриархом и папой было много. Текст их совместного заявления охватывает весь спектр тем, которые сегодня волнуют христиан. Это программа совместных действий, к которой могут присоединяться и другие религиозные общины, что мы уже видим на конкретных примерах. Так, в России инициатива оказания помощи Сирии, ставшая главной причиной для организации встречи в Гаване, выросла в мощный проект, в котором совместно участвуют основные христианские и мусульманские общины нашей страны.

— Действительно, возможность встречи патриарха Московского и всея Руси и папы римского обсуждалась и раньше. Предметный разговор на эту тему велся в 1990-е годы. Существовавшие тогда проблемы не позволили эту встречу провести. Точнее говоря, не сами проблемы, а отсутствие глубинного осознания необходимости их решения у одной из сторон. И спустя более двадцати лет соответствующие вопросы не ушли с повестки, однако, во-первых, по ним достигнут определенный прогресс, во-вторых, необходимость двигаться дальше в диалоге достигла критической точки. Пришло осознание того, что само значение сотрудничества между крупнейшими церквами мира превосходит любые разногласия.

Наступил момент, когда откладывать встречу было уже нельзя, когда отсутствие совместной реакции на происходящие в мире события было бы грехом перед Богом.

Главным поводом стали гонения на христиан в разных регионах планеты, особенно на Ближнем Востоке, кровь и страдания наших братьев и сестер в Сирии и та опасная черта, к которой подошел весь мир перед угрозой глобальной войны.

— Предстоятели сами дали ответ на этот вопрос в тексте совместного заявления. В его третьем пункте говорится: «Встретившись вдали от старых споров «Старого света», мы с особенной силой ощущаем необходимость совместных трудов католиков и православных, призванных с кротостью и благоговением дать миру отчет в нашем уповании (1 Пет. 3:15)». Кроме того, подчеркивалось особое значение того факта, что встреча произошла «на Кубе, на перекрестке путей между Севером и Югом, Западом и Востоком», одновременно имеющем значение символа надежд «Нового cвета» и драматических событий истории ХХ века. Действительно, шлейф исторических разногласий и противостояний между православными и католиками настолько велик, что он до сих пор отягощает наши сердца. Этот груз особенно чувствуется в Европе, где совершалась вся предшествовавшая история нашего соприкосновения. Иногда очень важно взглянуть на самих себя со стороны. И Куба стала идеальным местом для этого. Тем более что Сам Бог как будто сформировал наилучшие условия для встречи — папа Франциск собирался посетить Мексику, а у патриарха Кирилла была запланирована большая пастырская поездка по странам Латинской Америки и в Антарктиду. Гавана лежала на пересечении путей двух христианских лидеров и обозначилась явная возможность организовать их встречу.

Когда происходят события такого масштаба, обычно должно совпасть много факторов. И именно в этом проявляется божественное участие в человеческой истории.

— Запомнилось беспрецедентное внимание всего мира к этой встрече и ощущение того, что происходит событие, которое прямо сейчас, еще не завершившись, становится историческим. Несмотря на то что общение патриарха и папы было очень простым и по-человечески открытым, свидетели этой встречи понимали, что прикоснулись к чему-то великому, к моменту, значение которого будет только возрастать спустя десятилетия. Я лично не был в Гаване, но мне пришлось в течение нескольких дней комментировать это событие в прямом эфире по основным российским телеканалам. Сознание многих не покидал вопрос — почему же этого не произошло раньше? Что может быть естественней, чем встреча двух христианских лидеров, предстоятелей крупнейших церквей мира для обсуждения вопросов, на которые никто, кроме них, не способен дать ответ? Ведь эти люди даже в силу своего статуса по-особому чувствуют ответственность за все, что происходит в мире, особенно с христианами. И чем больше вызовов встает перед нами — тем более необходимо встречаться и вести диалог.

Кто-то до сих пор не понимает значения этой встречи, что не удивительно — слишком масштабное событие произошло. Но для многих его смысл уже сейчас открывается через те конкретные дела, которые совершают Русская православная церковь и Римско-католическая церковь.

— Самое главное — открылась возможность для полноценного диалога и сотрудничества без обреченной оглядки на тяжелое наследие прошлого. То есть, вместо того чтобы постоянно смотреть назад, церкви обрели силу для совместного взгляда в будущее, столь необходимого сегодня. Не случайно в декларации патриарха и папы мы можем увидеть много моментов, имеющих, я бы сказал, пророческий характер. Кое-что из того, на что они указывали пять лет назад как на возможное развитие событий в мире, происходит уже сейчас.

Сотрудничество между двумя церквами развивалось и до Гаваны, но, как вы понимаете, личная встреча лидеров придает совершенно иной импульс любому сотрудничеству. Это то, что называется началом новой страницы в отношениях. В данном случае в феврале 2016 года Русская православная церковь и Римско-католическая церковь открыли не страницу, а целый том летописи совместных трудов. Как человек, имеющий отношение к практической реализации гаванских договоренностей, могу сказать, что план совместной работы, которую мы сегодня ведем, пока неисчерпаем.

— Самым первым направлением совместной работы стала Сирия — ведь именно сирийская трагедия послужила главным поводом для гаванской встречи. Буквально сразу же после нее православно-католическая делегация посетила Дамаск и Ливан, встретилась с местными христианами, с людьми, которые пострадали от войны, и сформировала программу совместных действий по оказанию им помощи. До сих пор мы продолжаем эту работу. Последние примеры — восстановление большой школы на тысячу детей в Дамаске и возведение там же медицинского центра для лечения и протезирования детей, потерявших конечности и получивших другие травмы в ходе боевых действий. Эти проекты курирует митрополит Волоколамский Иларион, возглавляющий отдел внешних церковных связей Московского патриархата, который по поручению патриарха Кирилла уже после Гаваны несколько раз встречался с папой Франциском для координации рабочих вопросов двустороннего взаимодействия.

Среди других сфер этого взаимодействия — сотрудничество между структурами наших церквей, отвечающими за благотворительность и социальную деятельность, академический обмен и сотрудничество в образовательной сфере, делающее возможным среди прочего воплощение в жизнь серьезных просветительских проектов, в частности проведение международных конференций и создание образовательных площадок. Наконец, конкретные плоды приносит сотрудничество в области культуры: в последние годы традиционной стала организация выставок религиозного искусства и концертов духовной музыки как в России, так и за рубежом. Все это позволяет не только верующим двух церквей лучше понять друг друга, но и рассказать о Христе людям, которые пока еще не нашли свою дорогу в храм. И безусловно, один из главных проектов — принесение в Россию частицы мощей святителя Николая Чудотворца из Бари в 2017 году, ставшее событием огромного духовного значения для нашей страны.

При этом церкви не стремятся к реализации каких-либо униональных проектов. Направления совместных усилий имеют сугубо практический характер.

Кроме уже перечисленных это отстаивание традиционных норм нравственности, защита семьи и материнства, совместный ответ на этические вызовы и другие вопросы, взаимодействие по которым является безотлагательной необходимостью уже сейчас. Особенно это показали события последнего года — пандемия и карантинные ограничения, необходимость оказания духовной, психологической и материальной поддержки многим людям, оказавшимся в трудной ситуации. И Русская православная церковь, и Римско-католическая церковь очень многое сделали на этом направлении. Обмену опытом работы в условиях пандемии была посвящена состоявшаяся несколько дней назад конференция, приуроченная к пятилетию гаванской встречи. Как всегда, на ней обсуждались конкретные вопросы и планы, касающиеся того, в чем мы можем объединить наши усилия ради действенной помощи людям.

— Если говорить в целом об отношениях православных с католиками, то нужно учитывать, что помимо Русской православной церкви в них вовлечены еще 14 поместных православных церквей. По всем перечисленным выше практическим направлениям мы можем и должны развивать двустороннее взаимодействие с Ватиканом, и это же делают другие православные церкви, однако богословские вопросы могут решаться только всеми церквами сообща. Для этого существует специальная Комиссия по православно-католическому диалогу. Какие-то вопросы ею уже успешно решены. Другие еще остаются на повестке. Дополнительные затруднения в работу комиссии внес раздор в православном мире, учиненный Константинопольским патриархатом, вступившим в союз с раскольниками на Украине.

Важно понимать, что, участвуя в любых богословских диалогах, Русская православная церковь исходит из того, что в вопросах веры невозможен компромисс. Восстановление единства с теми христианами, которые сегодня не относятся к православной церкви, произойдет только тогда, когда они вернутся к такому пониманию веры, которое было в первые века христианства. Когда сокровище неповрежденного Предания церкви, свято хранящееся православными, будет в полноте воспринято всеми христианами.

Богословские вопросы — самые сложные. Их решение требует времени. Вместе с тем не нужно с ними смешивать стереотипы, которые имеются в отношении друг друга. Очень часто они оказываются ложными. И диалог — это путь для преодоления такой лжи.

И еще раз подчеркну, что не стоит забывать о тех конкретных делах, которые мы обязаны совершать уже сейчас. Одно дело — молиться вместе, что пока невозможно, а другое — проявлять солидарность ради блага других, помогать страждущим, защищать слабых, свидетельствовать о нравственных ценностях. Господь оставил нам заповеди, исполнение которых мы не можем откладывать на потом, и многое христиане должны делать вместе, показывая пример всему миру.

— Такая встреча может стать возможной в случае конкретной необходимости, как было и перед встречей в Гаване. На данный момент таких планов нет. Потенциал гаванской встречи еще не исчерпан, и наибольшую актуальность представляет дальнейшее развитие сотрудничества в соответствии с подписанным совместным заявлением.

Источник: Коммерсант