Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Прибедняйтесь убедительнее – Газета Коммерсантъ № 73 (7035) от 24.04.2021

Ключевая ставка Банка России увеличена на два стандартных шага — до 5% годовых, денежно-кредитная политика ЦБ разом вышла на границу мягкой и нейтральной. Впервые опубликованный в пятницу регулятором прогноз изменения ключевой ставки предполагает, что системно значимого удешевления денег, по крайней мере до 2023 года, не ожидается. Банк России явно не исключает повышения ставки и на следующем, июньском заседании: превышение спроса над предложением, по его мнению, системно — и риски сохранения, если не увеличения темпов прироста цен в течение всего 2021 года нужно предотвращать прямо сейчас, не дожидаясь теперь, после объявления длинных каникул, почти неизбежного потребительского марафона в мае.

К концу «недели тишины», накануне заседания совета директоров ЦБ по ставке самым распространенным мнением аналитиков было ожидание ее повышения на 0,25 процентного пункта — на один шаг, меньшинство (например, в консенсус-прогнозе Bloomberg) ожидало повышения на два шага. На пресс-конференции глава ЦБ Эльвира Набиуллина дала понять, что обсуждались только эти два варианта решения. Но учитывая, что следующее по расписанию заседание совета состоится 11 июня, впереди только что объявленные десятидневные каникулы, а, по мнению Банка России, системного снижения инфляционного давления не наблюдается, неудивительно, что решение было принято немного «впрок» и ключевая ставка была поднята на 0,5 п. п., до 5% годовых.

Популярности среди предпринимателей это решение ЦБ явно не добавит: к дешевым по российским меркам кредитам, позволяющим поддерживать небеспроблемные бизнес-проекты на плаву, за последние месяцы привыкли слишком многие.

Впервые опубликованная в пятницу ЦБ прогнозная траектория ключевой ставки предполагает, что в среднем в 2021 году она составит 5,8%, то есть даже с поправкой на подросшую инфляцию (ее годовой прогноз Банк России теперь уже официально пересмотрел — в новом диапазоне она оценивается в 4,7–5,2% за год) денежно-кредитная политика ЦБ предполагается на границе между мягкой и нейтральной. Регулятор не скрывает, что его решение означает более быстрый, упреждающий переход к нейтральной ДКП.

Ранее более или менее предположительные объяснения ЦБ роста инфляции с конца 2020 года в комментарии по решению сменились уверенностью — в нем мягкая ДКП прошлых периодов де-факто связывается с текущими инфляционными проблемами. Предусмотреть этого эффекта Банк России, очевидно, не мог: в его логике, если в превышении спроса над предложением, которое для РФ сейчас является системным, спрос увеличивался в рамках прогноза, то предложение не успевало за ним в силу непрогнозируемых факторов.

Среди них, например, длительное закрытие популярных туристических направлений: искренняя любовь жителей РФ к зарубежному пляжному отдыху, которая не может быть удовлетворена по санитарным соображениям, стала макроэкономически значима, рост цен весной 2021 года — это в том числе текущие и предстоящие траты денег, откладываемых «на майские в Турции». В принципе за дисбалансами, на которые реагирует ЦБ, стоят вполне позитивные тренды: Россия, в которой так много говорили о полном разорении едва ли не всего малого и среднего бизнеса весной-летом 2021 года, действительно пережила коронакризис несколько легче сопоставимых экономик, текущий всплеск инфляции (уже признаваемой ЦБ монетарной) — временное следствие благополучия, а не проблем.

Дальнейшие действия Банка России в русле прекращения политики сверхдешевых по российским меркам денег описаны в заявлении регулятора.

  • Повышение ключевой ставки на следующих заседаниях ЦБ не почти гарантировано (в риторике ЦБ этому грубо соответствует формула «будем рассматривать возможность повышения»), а лишь возможно (в пятницу Банк России обозначил это словами «будем оценивать целесообразность»).
  • Заведомо нейтральной ДКП ЦБ будет при достижении ключевой ставки уровня 5,5% годовых при условии начала снижения инфляции в первом полугодии 2021 года.
  • Пока Банк России не считает ни стабильными, ни снижающимися ни инфляцию, ни инфляционные ожидания, и одна из целей решения ЦБ — не дать шанса на любое развитие событий в духе самораскручивающейся «инфляционной спирали»: соответствующая брошь на костюме госпожи Набиуллиной — уже привычный элемент нетекстовой коммуникации ЦБ с рынками — дает это понять.

Банк России при этом признает, что существует вероятность и переоценки им темпов роста спроса — он может быстро упереться в «потолок», границы для туризма могут быть открыты раньше нынешних ожиданий, наконец, никто не застрахован от того, что относительно низкие темпы вакцинации в РФ не приведут к формированию «третьей волны» COVID-19, что может в течение пары недель уничтожить все российские настроения быстро восстанавливаться (во многом решение власти о «большой маевке» 1–10 мая, видимо, обусловлено желанием снизить эти риски). Но пока в обществе и экономике преобладает оптимизм, отражающийся в инфляции,— и Банк России вынужден реагировать. Прогноз потребления домохозяйств в 2021 году — рост на 9,2–10,2%, это полностью компенсирует сокращение потребления в 2020 году (на 8,6%), учитывая, что реальные доходы населения в 2020 году сокращались. Часть домохозяйств тратит не столько накопления, сколько кредиты: ЦБ отмечает рост необеспеченного кредита физлицам в марте на уровне 15% год к году.

Для мелких частных инвесторов решение ЦБ — это в первую очередь стабилизация депозитных ставок.

И, возможно, изменение правил игры на рынке недвижимости: Банк России уже очевидно обеспокоен потенциальным перегревом на рынке ипотеки. Прогноз роста этого рынка ЦБ увеличил до 16–20% в 2021 году, цены жилой недвижимости продолжают рост, но переход ЦБ к нейтральной ДКП должен скорректировать все тренды на этом рынке. В любом случае более высокая ключевая ставка должна снизить падение нормы сбережений, по оценке ЦБ, сейчас избыточно быстрое.

Отметим, впрочем, что во многом и ЦБ, и аналитикам слишком сложно анализировать ценовую динамику: базой для всех цифр текущей инфляции «год к году» является весна 2020 года, где наблюдалась самая нестандартная динамика цен. Эта же проблема, шире, со всеми макропоказателями: понятие «сезонности» в 2021 году прямо, без оговорок, применимо разве что к новому урожаю. Он, кстати, вполне может внести свой вклад в борьбу ЦБ с инфляцией — в прошлом году летней конъюнктурной дефляции почти не было.

Источник: Коммерсант