Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Прокуратура требует для бизнесмена 11 лет и два месяца колонии с учетом прежнего приговора

В Солнечногорском горсуде в прениях сторон представитель Генпрокуратуры РФ предложил приговорить к 11 годам и двум месяцам колонии бизнесмена Константина Пономарева, обвиняемого в попытке хищения 5,5 млрд руб. у «Кубаньэнерго», а также в неуплате налогов почти на 10 млрд руб. Господин Пономарев получил в свое время широкую известность благодаря тому, что в ходе судебной тяжбы добился от ИКЕА отступных в размере $1 млрд. Позже предприниматель получил восемь лет за ложный донос и фальсификацию доказательств. Это наказание гособвинитель предложил зачесть в предложенный им новый срок.

Прения в Солнечногорском суде, где идет процесс по делу Константина Пономарева, затянулись до вечера. Гособвинитель заявил, что считает вину предпринимателя в инкриминируемых ему преступлениях доказанной и предложил суду приговорить господина Пономарева к 11 годам и двум месяцам колонии общего режима и оштрафовать его на 1 млн руб. Этот срок включает и наказание, назначенное бизнесмену по его первому делу,— восемь лет колонии.

Отметим, что обвинение по делу Константина Пономарева поддерживает представитель Генпрокуратуры РФ Борис Непорожный, ранее участвовавший в ряде громких процессов, в том числе по уголовным делам бывшего главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева и экс-губернатора Коми Вячеслава Гайзера. Все они, напомним, завершились осуждением подсудимых на длительные сроки.

Как ранее сообщал “Ъ”, господин Пономарев, прославившийся своими многолетними судебными разбирательствами со шведским концерном IКЕА, обвиняется в уклонении от уплаты налогов (ст. 199 УК РФ) и покушении на особо крупное мошенничество (ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ).

Попытка мошенничества, по версии СКР, который вел дело предпринимателя, была предпринята господином Пономаревым в отношении компании «Кубаньэнерго». Как говорится в материалах дела, обвиняемый пытался незаконно добиться взыскания с ПАО «Кубаньэнерго» 5,3 млрд руб. за поставки дизель-генераторов (ДГУ) в Крым в 2014 году. Как считает следствие, заключив договор на поставку в Крым 71 дизель-генератора, Константин Пономарев создал цепочку фирм-посредников, которые оформляли фиктивные договоры и акты приемки-передачи ДГУ, что позволяло увеличивать конечную арендную стоимость оборудования в несколько раз. Когда схема была вскрыта и «Кубаньэнерго» отказалось оплатить услуги посредников, бизнесмен обратился в суд с иском о возврате генераторов. В 2016 году иск был удовлетворен, однако позже это решение было отменено судами нескольких инстанций. Так как получить эти деньги истцу не удалось, следствие посчитало преступление незавершенным и предъявило бизнесмену обвинение в покушении на мошенничество.

Помимо этого господин Пономарев, как посчитали в СКР, получив отступные от IKEA в размере около 25 млрд руб. (на тот момент $1 млрд), на свой личный счет в Лесбанке, не заплатил с них 9,8 млрд руб. в качестве налога на прибыль, добавленную стоимость и НДФЛ. Следствие уверено, что для осуществления этой махинации господин Пономарев использовал договор хранения, который был заключен между принадлежащей ему компанией и собой как физическим лицом.

В свою очередь, защита бизнесмена в прениях требовала полностью оправдать своего клиента. Подсудимый в своей многочасовой речи также заявил о своей полной невиновности. Напомним, ранее адвокаты господина Пономарева неоднократно заявляли, что считают уголовное преследование бизнесмена местью со стороны шведского концерна. В свое время компания заключила договор о представлении ее интересов в тяжбах с господином Пономаревым адвокатского бюро «Адвокаты и бизнес», которое возглавлял бывший следователь ФСБ Сергей Ковбасюк. Последний, рассчитывая на гонорар в размере €200 млн, решил, что проще всего добиться поставленной цели, организовав уголовное преследование Константина Пономарева с помощью коррумпированных силовиков. Впрочем, афера провалилась, ряд ее участников был осужден, а сам господин Ковбасюк числится теперь в розыске и проживает на Украине.

Источник: Коммерсант