Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Разглядели за деревьями вепсов – Общество – Коммерсантъ

Профильный комитет заксобрания Карелии одобрил законопроект, который дает право коренному малочисленному народу — вепсам — вырубать лес для собственных нужд. Собеседники “Ъ” в регионе говорят, что эта льгота и так действует для коренного народа, авторы законопроекта просто приводят региональный закон о заготовке древесины в соответствие с федеральным. Активисты, отстаивающие интересы коренных малочисленных народов в Карелии и в других регионах, считают льготы для малых народов неработающими — в частности, потому, что в ряде случаев их представителям сложно доказать свою этническую принадлежность. Противники льгот, в свою очередь, отмечают, что они могут способствовать росту нелегального бизнеса на лесозаготовке и других промыслах. “Ъ” сравнил ситуацию в нескольких регионах проживания коренных малочисленных народов.

Законопроект, разрешающий этническим вепсам вырубать лес для собственных нужд, одобрен комитетом по природным ресурсам и экологии заксобрания Карелии. Первое чтение может состояться уже в начале декабря. Региональные власти Карелии заявляют, что приводят собственный закон о заготовке древесины в соответствие с федеральным законодательством. В Лесном кодексе РФ сказано, что в местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, ведущих традиционный образ жизни, они имеют право на заготовку древесины для собственных нужд. Карельские власти намерены законодательно определить порядок такого использования.

«При этом в законе не определено, каким образом можно доказать свою этническую принадлежность,— говорит знакомый с ситуацией собеседник “Ъ” в Карелии.— В паспорте национальность не указывается.

В традиционных местах проживания вепсов — Шокшинском, Шелтозерском, Рыборецком вепсских сельских поселениях Прионежского муниципального района Карелии сейчас проживают преимущественно русские и армяне, нежели представители коренного населения».

Кроме права на заготовки леса у малых народов в России есть и другие льготы — например, с 1 мая 2019 года вступило в силу постановление правительства, гарантирующее досрочный выход на пенсию для представителей коренных малочисленных народов. В этом случае также возникает вопрос, как доказать свою этническую принадлежность. Сделать это можно доказать несколькими способами:

  • представить свидетельство о рождении, в котором указано, что оба родителя принадлежат к коренным малочисленным народам,
  • предъявить старые советские паспорта с указанием национальной принадлежности
  • или домовые книги из муниципалитетов.

Но суды часто отказывают представителям коренных малочисленных народов в признании их этнической принадлежности, говорит экс-директор Центра содействия коренным малочисленным народам Севера Родион Суляндзига (6 ноября 2019 года суд постановил ликвидировать организацию по требованию Минюста.— “Ъ”). По его словам, четкого понимания, как работают льготы, на настоящий момент нет ни у законодателей, ни у правоприменителей, ни у тех, кто этими льготами наделен.

Зампред комитета по делам национальностей Госдумы Валерий Рашкин (КПРФ) рассказал “Ъ”, что до конца года может быть принят законопроект, который разрешит правовые коллизии. Планируется создать единый перечень коренных малочисленных народов России. Госдума в первом чтении проголосовала за его создание 5 ноября. По словам господина Рашкина, представителям малочисленных коренных народов больше не надо будет доказывать свою этническую принадлежность, чтобы получить льготы: они будут занесены в реестр и смогут получать необходимые справки без проволочек.

У карельского законопроекта, разрешающего вепсам рубить лес для собственных нужд, есть и противники, которые опасаются, что льготу будут использовать предприниматели.

Собеседники “Ъ” в регионах проживания коренных малочисленных народов признают, что известны случаи создания фейковых коренных общин, которые строят бизнес на традиционных промыслах.

Руководитель лесного отдела «Гринписа России» Алексей Ярошенко говорит, что случаи злоупотребления в связи со льготами малым коренным народам бывают, но они малозаметны на фоне главных российских лесных бедствий — бесхозяйственного лесопользования, катастрофических пожаров и воровства под видом санитарных рубок. Льготные лесозаготовки составляют примерно 10% незаконных вырубок. По словам господина Ярошенко, малые коренные народы и так ущемлены в своих правах, поэтому льготы необходимы.

25 ноября уполномоченный по правам человека в Камчатском крае Валентина Броневич направила предложение омбудсмену по правам человека в РФ Татьяне Москальковой об освобождении коренных малочисленных народов края, ведущих традиционный образ жизни, от платы за негативное воздействие на водные ресурсы и среду обитания. Сейчас плата взимается, например, за размещение и эксплуатацию временных хозяйственных построек в местах вылова рыбы. Инициативу госпожи Броневич планируют включить в проект общенациональной стратегии в области защиты прав человека.

Эксперты Центра общественного мониторинга по проблемам экологии и защиты леса приводят пример общин бурят, живущих на побережье Байкала и сталкивающихся с рядом ограничений из-за статуса особо охраняемой природной территории. В Центре признают, что незаконные вырубки в регионах Сибири и Дальнего Востока действительно в ряде случаев связаны с незаконным использованием льгот для коренных народов, но защитить лес от «черных лесорубов» возможно лишь благодаря четкому определению территорий, где можно вести вырубки, а не за счет отказа от льгот.

Единый перечень коренных малочисленных народов России, который может быть создан уже в следующем году, должен помочь предотвращению коммерциализации таких льгот, уверены его разработчики.

Контролировать перечень будет Федеральное агентство по делам национальностей (в ФАДН пообещали в ближайшее время предоставить “Ъ” комментарий в связи с подготовкой перечня).

В ЯНАО система учета коренных малочисленных народов округа уже действует с 2016 года — теперь этот опыт планируют масштабировать на всю страну. Первый замдиректора департамента по делам коренных малочисленных народов Севера правительства ЯНАО Роман Пикун говорит, что система перечня позволяет представителям коренных народов «получать социальную поддержку без лишней волокиты» — например, охотничий билет или лицензию на лов рыбы можно будет получить через портал госуслуг.

К коренным малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока относятся около 260 тыс. человек. Численность каждого из них, согласно переписи населения 2010, менее 50 тыс., всего таких народов в России около 40. Для малочисленных народов в России действует ряд льгот —, в частности, им разрешено заниматься традиционными промыслами для собственных нужд, чтобы прокормить семью. Они не платят налоги на землю на территории исконного проживания, имеют право преимущественного пользования биоресурсами на территории проживания, могут претендовать на альтернативную военную службу и раньше выходят на пенсию — мужчины с 55, а женщины с 50 лет. При этом квоты на традиционные промыслы и природопользование устанавливают ведомства и региональные власти, а до пенсии большинство представителей этих народов не доживает, говорит Родион Суляндзига: продолжительность жизни в среднем составляет 45 лет у мужчин и 57 у женщин. Как ранее сообщал “Ъ”, в 2019 году на поддержку коренных малочисленных народов в бюджете РФ предусмотрено 153,6 млн руб. Это субсидии, предназначенные территориям, на которых проживают малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока. Региональные бюджеты на эти цели выделяют 97,8 млн руб.


В округе проживают представители 112 народностей и национальностей. Численность коренных малочисленных народов по результатам переписи 2010 года составила 41 249 человек, или 7,9% общей численности населения округа, в том числе ненцев — 29 772 человека, хантов — 9489 человек, селькупов — 1988 человек.

На Ямале заявлено более 50 мер господдержки коренных малочисленных народов. В частности, они получают кочевые выплаты в размере 3 тыс. руб. в месяц, с 2020 года их размер будет увеличен до 5 тыс. руб. Власти обеспечивают коренное население минимальным набором необходимых вещей (в региональном стандарте 19 позиций), среди которых комплект спутниковых телефонов Iridium с сим-картой на 250 минут. Дети-сироты по достижении совершеннолетия безвозмездно получают шесты для чумов, одну печь для чума, а также 30 голов оленей. Дети тундровиков обучаются в школах-интернатах и находятся на полном государственном обеспечении. При поступлении в вуз одному студенту в семье возмещаются расходы на получение первого высшего образования по заочной форме обучения до 30 тыс. руб. В 2020 году власти планируют выдавать образовательные сертификаты, по которым можно пройти обучение по девяти специальностям в колледже. На следующий год запланировано 75 сертификатов, объем финансирования этого направления в следующем году составит 26,8 млн руб. Со следующего года ежемесячно пять студентов-отличников из числа КМНС будут получать стипендию 10 тыс. руб. В ЯНАО также предусмотрена социальная стипендия для студентов из малообеспеченных семей: сейчас она составляет 1 тыс. руб., с 2020 года будет составлять 4,5 тыс. руб. Также почти в три раза планируется увеличить цену на закупку мяса оленя — со 170 до 450 руб. за 1 кг мяса.

По словам первого заместителя директора департамента по делам коренных малочисленных народов Севера ЯНАО Романа Пикуна, мониторинг жизнедеятельности коренных народов, ведущих традиционный образ жизни, ведется на Ямале с 2000 года. В 2012 году была запущена единая информационная система по моделированию и прогнозированию социально-экономического развития коренных малочисленных народов Севера округа (ЕИС ЯМАЛ). «В ней собрана максимально полная и достоверная информация о жизни коренного населения — система содержит реестры семей, общин коренных народов, факторий, священных мест и мест захоронений. Сегодня легко можно узнать, сколько людей на Ямале заняты оленеводством, рыбоводством, сколько всего в округе общин, факторий и сколько человек в них работают или обслуживаются»,— говорит господин Пикун.

С 2017 году в ЕИС ЯМАЛ вносятся данные о поголовье оленей, которых содержат оленеводы-частники, а также обо всех оленьих пастбищах и коралях. В реестре можно увидеть, является ли кочевник членом общины, на каких угодьях он осуществляет хозяйственную деятельность, обучаются ли его дети в школе-интернате, получателем каких мер социальной поддержки он является и насколько местные власти обеспечили его поддержкой, предусмотренной законами. «Реестр позволяет прогнозировать различные процессы, что помогает органам власти оперативно принимать те или иные управленческие решения. Например, можно посмотреть, сколько детей через пять лет пойдут в первый класс, и, соответственно, сколько мест надо будет подготовить для обучения детей в школе. Либо сколько мужчин, женщин в ближайшее время выйдут на пенсию, и какие меры поддержки будут необходимы для данной категории граждан»,— объяснил Роман Пикун “Ъ”.


В Иркутской области коренным малочисленным народам (в регионе проживают тофы и эвенки) также предоставляются субсидии на осуществление традиционной хозяйственной деятельности — оленеводство, рыболовство, охоту. Семьи получают социальные выплаты на приобретение одежды, обуви, продуктов, лекарств, им компенсируются затраты на оплату обучения, проживания в общежитии, проезда до места учебы и обратно обучающимся в вузах. Предоставляются социальные выплаты на строительство жилья.

Как рассказала “Ъ” президент иркутской региональной общественной организации «Союз содействия коренным малочисленным народам севера Иркутской области» Евгения Гомбоева, механизмы предоставления субсидий и льгот нуждаются в улучшении. По ее словам, «очень часто те, кто действительно нуждается в субсидиях на то же оленеводство, получить их не могут». Получить субсидию на оленеводство может только община, которая уже ведет такое хозяйство, то есть на развитие новой фермы деньги получить нельзя,— уточняет госпожа Гомбоева. «И община должна быть зарегистрирована как юрлицо, а для оленеводов это проблематично, ведь нужно вести ежемесячную отчетность»,— добавила она.


Среди проблем коренных малочисленных народов Хабаровского края выделяется прежде всего дороговизна транспортного сообщения. В годы СССР почта и продовольствие регулярно доставлялись в кочевые стойбища эвенов вертолетами, детей, обучавшихся в городских школах, привозили семьям на каникулы. Теперь прилетают только за больными, рассказал “Ъ” председатель Совета уполномоченных представителей КМНС по Охотскому району Андрей Андреев. «В тайгу к оленеводам, ведущим кочевой образ жизни, летают в основном по санитарным заданиям. Детей теперь доставляют только на летние каникулы и только родителям (ранее возили и другим родственникам.— “Ъ”). Мы обращались к властям, просили возить детей, если дети хотят в исконную среду обитания, к другим родственникам — к тете, к дяде. Чтобы не утрачивать язык, навыки кочевой жизни. Но вертолеты летают ровно на столько, сколько заложили в районном бюджете»,— сказал господин Андреев. Вместе с тем он отметил, что все положенные по законодательству льготы так или иначе обеспечиваются.

По мнению главы «национального» села Сикачи-Алян (более 90% населения составляют нанайцы) Нины Дружининой, с 2008 года идет «вымывание» из российского законодательства понятия льготного предоставления ресурсов для личного потребления представителей коренных малочисленных народов. «В законах размыто понятие о нас, нанайцах, а также введена заявительная система для получения квоты на вылов рыбы, на дрова. Это значит, что в региональные ведомства необходимо регулярно представлять справки, причем часто по электронной почте, для заготовки дров и ловли рыбы. Для рыбного промысла документы нужно развозить сразу по двум инстанциям: на лососевые — в АТУ Росрыболовства, а на белую рыбу — в Минсельхоз региона в Хабаровске»,— жалуется госпожа Дружинина.

При этом представители коренных народов зачастую не умеют писать, не говоря уже о составлении документов. «Многие вообще не имеют возможности выехать из своего села, на это нужны средства. В итоге люди вынуждены заниматься браконьерством,— поясняет Нина Дружинина.— Но даже если барьеры пройдены, квоты получены, это не значит, что нанаец может идти и спокойно ловить рыбу. Рыбинспекция требует, например, чтобы каждый заявитель на квоту, даже если это пожилая женщина, инвалид или ребенок, во время вылова «своей» рыбы сидел в лодке рядом с собственно рыбаком. Если в семье некому ловить или нет снастей, они не могут заключить договор на вылов их «нормовой» рыбы со сторонним рыбаком, чтобы он им ее наловил».


По результатам Всероссийской переписи населения 2010 года, в Якутии проживают почти 40 тыс. представителей коренных малочисленных народов — например, 21 тыс. эвенков (54,7% общей численности этого народа в РФ), более 15 тыс. эвенов (69%), 1,9 тыс. (24,2%) долган, почти 1,3 тыс. юкагиров (80%) и 670 чукчей (4,2%). Депутат Госсобрания (Ил Тумэн) Якутии Елена Голомарева заявила “Ъ” о проблеме обеспечения малых народов лекарствами, низком качестве образования и сложностях с получением льгот. «В последние годы, кроме лекарств, никаких льгот нет. Наоборот, законы федеральные ужесточили. Хотите охотничий участок? Пройдите аукцион! Хотите рыболовный участок? Встаньте с рыболовными магнатами вместе в один ряд, пройдите аукцион! Оленеводством хотите заниматься? Земельный кодекс требует аренду, тогда как федеральный закон «О гарантиях прав КМНС РФ» гарантирует безвозмездное пользование землями для традиционных видов хозяйствования».

«Льготы есть на приобретение лекарства по рецепту врача, на проезд больного из райцентра в местах традиционного проживания КМНС в Якутск. Но в городах или райцентрах, которые не входят в перечень населенных пунктов коренных малочисленных народов, эту льготу не получают. Хотя субсидия предусматривается в республиканском бюджете»,— сказала депутат. По ее словам, «ушло в прошлое» квотирование целевых мест для коренных малочисленных народов в учебных заведениях, а престиж профессии оленевода неуклонно снижается. «Отсутствие учителей по основным предметам, плохое качество интернета дают свои плоды — низкие показатели ЕГЭ, и процент прохождения конкурса невелик. Через некоторое время мы увидим снижение образовательного уровня этих народов»,— рассказала госпожа Голомарева.


Из малочисленных коренных народов в Республике Хакасия проживают шорцы, численность их составляет 627 человек. Как сообщили “Ъ” в пресс-службе правительства, сегодня в республике зарегистрировано десять общин и две общественные организации шорцев. Шорцы имеют право на социальную пенсию по достижению возраста 55 лет (мужчины) и 50 лет (женщины). В 2016 году в Хакасии была образована территория традиционного природопользования коренных малочисленных народов (ТТП). Создание ТТП предоставляет шорцам и лицам, не относящимся к коренным малочисленным народам, но постоянно проживающим на ТТП, возможность безвозмездно заниматься на данной территории традиционными промыслами, охотой, рыбалкой, земледелием, пчеловодством, выпасом скота, сбором дикоросов, заготовкой сена, древесины, сооружением временных строений. «Что касается традиционной охоты, то она осуществляется шорцами свободно (без каких-либо разрешений) в объеме добычи, необходимой для удовлетворения личного потребления. Это право не распространяется на краснокнижные виды животных»,— уточнили в пресс-службе правительства Хакасии.

Источник: Коммерсант