Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Россия слила бирманский чугун – Газета Коммерсантъ № 125 (7087) от 20.07.2021

Смена власти и военный переворот не позволили ввести чугуноплавильный завод в Мьянме, участие в строительстве которого принимал «Ростех». Госкорпорация получила для проекта субсидию из российского бюджета в размере 3,5 млрд руб., однако должна была вернуть ее, если завод не будет построен. Сейчас «Ростех» просит считать обязательства выполненными, так как завод не будет введен по вине Мьянмы.

Госкорпорация «Ростех» предложила признать фактически выполненными свои обязательства по соглашению о предоставлении субсидии в размере 3,5 млрд руб. из федерального бюджета. Эти средства выделялись входящему в «Ростех» внешнеэкономическому объединению «Тяжпромэкспорт» на строительство чугуноплавильного завода мощностью 200 тыс. тонн в Панг-Пете (Мьянма), говорится в пояснительной записке к проекту постановления правительства РФ. В проекте, разработанном Минпромторгом и размещенном на regulation.gov.ru, предлагается перенести срок ввода завода с 2021 на 2023 год.

Чугуноплавильный завод — актив со сложной судьбой, со старта строительства в 2004 году он сталкивался с трудностями. Когда «Ростех» получил «Тяжпромэкспорт» в 2010 году от государства, этот контракт при начальном объеме €121,5 млн уже принес €93,5 млн убытка, что отчасти объяснялось банкротством в 2009 году банка МИБ, через который велись расчеты. Именно поэтому было решено предоставить «Ростеху» госсубсидию. В свою очередь, Мьянманская экономическая корпорация, которая подписывала контракт, задержала аванс и предоставила неверные сейсмологические данные района, из-за чего пришлось переделывать проектную документацию (см. “Ъ” от 24 октября 2013 года).

Ввод завода в эксплуатацию является признаком эффективности субсидии, записанным в договоре, то есть если срок ввода не перенести, «Тяжпромэкспорт» будет вынужден вернуть субсидию. При этом, несмотря на формальный перенос сроков ввода завода на 2023 год, перспективы реального завершения его строительства по-прежнему неясны.

По контракту с Мьянмой «Тяжпромэкспорт» должен был выполнить проектные работы, поставить оборудование, выполнить авторский надзор, шефмонтажные и пусконаладочные работы, провести испытания смонтированного оборудования и осуществить надзор за вводом завода в эксплуатацию. Строительно-монтажные работы, предоставление персонала и ввод в эксплуатацию были в зоне ответственности Мьянмы.

Однако после президентских выборов 2016 года в Мьянме, на которых победил Тхин Чжо, ставленник лидера мьянманской оппозиции Аун Сан Су Чжи, власти страны перестали поддерживать проект. В пояснительной записке указывается, что Мьянма прекратила финансирование завода в мае 2017 года и сейчас объем необходимых на завершение средств оценивается в €40 млн. После февральского военного переворота в 2021 году и ввода чрезвычайного положения перспективы проекта стали совершенно туманными.

Успех проекта мог бы продвинуть на экспорт советскую технологию «Ромелт», которая позволяет перерабатывать бедные железосодержащие руды. Рыночные же перспективы могли быть связаны с Китаем, который, по словам директора группы корпоративных рейтингов агентства НКР Дмитрия Орехова, в 2020 году увеличил импорт чугуна с 920 тыс. до 5,3 млн тонн.

Китай — крупнейший производитель чугуна с долей 67% от мирового производства. «Увеличение импорта продиктовано попытками Китая замедлить рост выбросов углерода, сократить производство стали в Китае и общее потребление энергии в черной металлургии»,— говорит эксперт. Зависимость же азиатского региона в целом от импорта чугуна невысока — он составляет менее 1% совокупного потребления.

По прогнозам аналитика, цены на чугун в азиатском регионе зафиксируются на уровне $550–570 за тонну в среднесрочной перспективе. Дополнительное давление на цены могут оказать китайские власти, которые сейчас активно проводят словесные интервенции (см. “Ъ” от 17 июня), пытаясь снизить цены на железную руду и другие металлы.

Источник: Коммерсант