Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Российский футбольный арбитр Сергей Карасев — о Евро-2020, жизни в Турции, гонораре и отказе вставать на колено — 16.07.2021

Источник: AP 2021

Сергей Карасёв — главный герой Евро-2020 из России. Вместе с бригадой из Игоря Демешко и Максима Гаврилина дошёл до полуфинала и принял участие в шести матчах чемпионата, где успешно пользовался VAR, улыбался футболистам и чётко отрабатывал спорные моменты.

Источник: AP 2021

Мы уже рассказывали, что Карасёв уважает тяжёлую музыку, знает советские комедии наизусть, репетирует в бане и полгода назад выступил на рок-фестивале. Жизнь и работа Сергея Карасёва на Евро-2020 — в большом интервью, которое начинается прямо сейчас.

— Вы провели в Европе почти месяц. Каким было возвращение?
— Невероятно соскучился по жене, детям и первым делом поехал к ним на дачу — очень уж хотелось их обнять. С ними также живёт наша бабушка, моя тёща — она пенсионерка и помогает жене с детьми, когда я в отъезде. А так приехал в девять вечера, как раз перед началом второго полуфинала.

— Смотрели все вместе?
— Краем глаза. Пока ужинали, чуточку посматривали, но за ходом игры не следили.

— Во время командировок общаетесь с семьёй по видеосвязи?
— Каждый день! Однажды, когда моему среднему ребёнку не исполнилось двух лет, я уехал в долгую командировку, и, когда вернулся, — сын меня не узнал. Звучит смешно, но весёлого в этом мало. Жена перед Евро шутила: «Вернёшься — и ребёнок снова тебя не узнает». Поэтому мы постоянно созванивались, — пускай на пять минут, но дочка, которой всего годик, видела папу, радовалась и жестикулировала.

— Как жена оценила ваша работу на Евро?
— Всё отлично, очень довольна. Говорила: «Супер, молодец, для нас ты — звезда». Она вообще специалист в вопросах судейства: знает всех арбитров, смотрит матчи, на которых я работаю. При этом один судья рассказывал, что лет 20 назад после очередной игры его начали мочить на разборе полётов, и, выходя из зала, он сказал: «Вы можете думать, что угодно, но для жены я — лучший судья». Для семьи мы всегда лучшие.

Источник: Reuters

— Какие сувениры вы привезли семье с Евро?
— Честно сказать, никаких, потому что и привозить нечего. Было очень много ранних перелётов и переездов, времени на магазины не оставалось, а покупать ненужное и на ходу я не стал. Только в Риме неожиданно наткнулся на официальный магазин «Ювентуса» и купил семилетнему сыну форму Криштиану Роналду — он ему очень нравится.

— Форма, в которой вы судили на Евро, осталась на память? Или её нужно сдать обратно?
— Форма дома. Каждому арбитру УЕФА выдал специальный набор с лейблами на рукаве и приклеенной к футболке эмблемой. Раньше перед началом сезона нам такие нашивки присылали отдельно, и кто-то цеплял их на скотч, кто-то пришивал. А тут всё продумали заранее!

— Не понимаю, почему не сделать так, чтобы все нашивки были заранее прикреплены к форме?
— Объясняю. Один производитель делает форму для ФИФА, другой — для УЕФА. Получается, разные матчи мы должны судить в разных формах. Но форм на каждый матч каждого турнира не хватит, а логотипов дают всего три штуки на сезон. На матчи РПЛ международные арбитры (например, наша бригада) выходят с эмблемой ФИФА. Плюс обновление: год назад УЕФА решил ввести свои эмблемы для арбитров, и теперь судьи, работающие на матчах Лиги чемпионов и Лиги Европы, должны менять эмблему ФИФА на УЕФА.

— Вы эмблему пришиваете?
— Я использую двусторонний скотч, но порой эмблема отваливалась, так что с прошлого года я дополнительно прикалываю её сверху булавочкой. Чтобы не отвалилась даже в сильный дождь.

Команда Карасёва: кто они? Называют ли его боссом?

— Расскажите про вашу судейскую бригаду. Кто в неё входит, как живут?
— Игорь Демешко из Химок и Максим Гаврилин из Владимира. Игорь — самый старший среди нас, но при этом самый молодо выглядящий. Ко мне в Европе часто подходят и говорят: «Классно, что у тебя такой молодой ассистент, ещё много куда с тобой сгоняет». И когда они узнают, что этот человек 1978 года рождения, то выпадают.

— Что вас объединяет? Музыка, кино?
— Просто все хорошие, добрые люди. Тяжёлую музыку, которая нравится мне, ребята на постоянной основе не слушают, но мою хард-роковую тему приветствуют. Иногда ставлю что-нибудь мелодичное, и они спрашивают название песни.

— Видитесь вне работы?
— Скажу больше, с Игорем мы вообще соседи, живём в 15 минутах друг от друга на севере Москвы, пешком ходим в гости, а перед началом сезона вместе тренируемся в Химках, набираем физическую форму. Максим живёт во Владимире, тоже недалеко, и, когда мы отправляемся в командировки, Максим перед вылетом приезжает в Москву и ночует у Игоря.

— Перед играми подбадриваете друг друга? Встаёте в круг, как футболисты, и кричите «Мы всё можем»?
— Нет, такого нет. Судьи во время матча должны сохранять спокойствие. Мы и так внутри настолько накалены, что иногда лучше разрядить обстановку.

— Вас называют боссом?
— Нет! Общаемся по именам и иногда неформально: Серёга, Геннадич, Игорь Андреевич.

— Игроки в футбольной раздевалке могут стащить вещи, как-то подшутить. Возможно ли такое в судейской?
— Ой, нет, судьи — немного другие. С одной стороны, мы такие же веселые ребята. Но с другой — прекрасно понимаем, что на работе захлёстываться эмоциями не стоит. В большом коллективе это производит эффект тимбилдинга: вместе посмеяться, что-то украсть, прибить ботинки, подрезать галстук. Здесь — нет, у нас просто шутки.

Источник: Reuters

Месяц Евро в стамбульском отеле, изучение команд перед матчами и судейские чаты

— Как вы попали на Евро?
— 21 апреля мы судили кубковый матч «Локомотив» — ЦСКА. На время игры я, как всегда, отключил телефон. И когда после неё вышел на связь, то увидел огромное количество сообщений с поздравлениями. Открываем новости — поверить не можем. Перед прошлым Евро я узнал о назначении за полгода, здесь — за два месяца.

— Правда, что вы могли не поехать на Евро, потому что сезон в РПЛ был средним?
— Сезон РПЛ был хорошим. Мы качественно отсудили много матчей, включая те, которые я всегда мечтал судить.

— Это какие?
— Матчи топ-клубов Москвы с не Москвой. Ещё год назад этого нельзя было делать, но возможность появилась после отмены географической принадлежности. Раньше я не мог проводить матчи Москвы и, к примеру, Санкт-Петербурга, потому что москвич. Нам говорили о необходимости соблюдать нейтралитет: мол, что же в таком случае подумают петербургские фанаты. Но мне кажется, что в этом вопросе много лишнего напряжения. И с этого года я отсудил несколько топовых матчей, дерби ЦСКА и «Спартака».

— Что говорил ваш товарищ и босс европейских судей Роберто Розетти перед назначением на Евро? Были напутствия?
— Нет, я сразу уехал на сборы в Женеву — сдавать нормативы в штаб-квартире УЕФА. Только после этого со всеми нами поговорил Розетти. Он, кстати, всегда на связи и любит общаться по видеосвязи — ему нравится смотреть на того, с кем разговаривает.

Источник: Reuters

— Все сдали нормативы? Или были те, кто провалился и не поехал на турнир?
— Такое невозможно представить — настолько все атлеты и профессионалы. Я вообще удивляюсь тому, как они это делают в 45−48 лет.

— У судей есть собственный чат?
— В УЕФА чаты создают только на турнирах. В России есть отдельные чаты судей РПЛ, арбитров VAR и ассистентов.

— В такие чаты могут прислать смешные картинки?
— Всё стерильно и только для важной информации: чаты рабочие, и мы просим их не засорять. Мне самому не нравится, когда в беседе по 50−60 человек, и, если каждый начнёт прикалываться, нельзя будет найти нужную информацию. Мы пишем только по делу — тем более в чате РПЛ есть глава судей Виктор Кашшаи, он тоже может туда написать.

— Как вы изучали команды, которые будете судить на Евро?
— Для этого в судейском штабе УЕФА работают два аналитика-методиста — они разбирают тактику поведения команд. Как только арбитр получил назначение на матч, ему на почту приходит письмо с подробным анализом основного состава: кто и сколько фолит, кто чаще играет грязно. Например: «Инсинье может упасть в штрафной, а эти игроки чаще других бегают к судьям на разборки». Письмо — для ознакомления. Потом вместе с бригадой и аналитиком мы 30−40 минут досконально просматриваем описанные моменты на видео.

— В РПЛ такого нет?
— К сожалению, пока нет.

— Во время Евро все судьи базировались в Стамбуле. У вас было что-то вроде судейского лагеря?
— Да, это был закрытый отель в районе Бешикташ, в 30 минутах езды от аэропорта. Там мы жили, питались, тренировались, ходили на массаж и к физиотерапевтам — в общем, готовились к матчам. Наша бригада провела там три недели, потом четыре дня в Лондоне — и домой.

— Распишите ваш стамбульский график. Что делали? Были ли выходные?
— Отсудил матч. На следующий день летишь в Стамбул. Приезжаешь — и практически сразу должен отправиться на индивидуальную восстановительную тренировку. Всё чётко расписано для каждой группы судей. Затем — день отдыха. После — подготовка к следующей игре, тренировки на поле возле отеля, массажи.

— Что делали в выходной?
— Отдых — нечастая роскошь. У нас было три игры, а значит, только три выходных (у резервных такого нет). Так что я лежал в номере, смотрел по smart-ТВ русские комедии и детективы. «Афоню», например, пересматривали всей бригадой и параллельно общались. Ещё нам было важно увидеть все матчи Евро: как судят коллеги, какой уровень арбитража на турнире.

— Судья может за кого-то болеть в матче, который он не судит?
— Конечно, мне хотелось, чтобы сборная России достойно себя показала, но других пристрастий, по крайней мере у меня, не было. Футбол смотрел с профессиональной точки зрения.

— Футболисты во время Евро находились в «пузырях». Было ли такое предусмотрено для арбитров?
— Никакого «пузыря» для нас не было, просто через день сдавали ПЦР-тесты. Ещё нам посоветовали носить маски, соблюдать социальную дистанцию и без надобности не выходить в город.

За всё время мы только раз выехали в центр: пообедали в Старом городе и попали под такой мощный ливень, что выбирались в свой район два-три часа. Настолько сложно было найти такси!

Добраться до отеля нам помог ассистент Чакыра по имени Тарик, который перед поездкой в центр давал нам рекомендации и менял деньги на турецкие. Тарик по телефону что-то долго объяснял водителю, который не хотел нас везти. В итоге я дал понять, что мы платим два счётчика (как в анекдоте, где пассажир дал водителю два электросчётчика), и тогда двери для нас сразу открылись — мы поехали.

Из-за постоянной работы и того ливня в Стамбуле мы ничего толком не увидели — только набережную Босфора возле нашего отеля. В бассейне отеля тоже не купался.

— У судей были прецеденты с положительными тестами?
— К счастью, обошлось без этого.

— А если бы такая история приключилась, то как бы разворачивались события? С игроком всё ясно — его бы отстранили от сборной, как Мостового. А что с судьями?
— Не могу сказать, потому что таких ситуаций не было.

Евро глазами Карасёва: никакого пива, итальянцы учили ругательствам, спокойствие при удалении де Лигта

— На игры вы летали вместе с обычными туристами?
— По возможности УЕФА организовывал перелёты бизнес-классом регулярными рейсами. Отправлялись на игру мы в составе пяти человек: я, два ассистента, резервный арбитр и его ассистент. Все судьи VAR работали из Женевы.

— Как выглядит судейский полёт? Можете поиграть в карты, выпить бокал вина?
— В полёте мы ни во что не играли. Общение было сведено к минимуму из-за банальной усталости: летали мы обычно рано утром, а во время таких рейсов хочется только спать.

И, конечно, никакого вина, никаких картишек, потому что, не дай Бог, кто-то тебя увидит в людном месте с алкоголем — пускай даже пивом. Такого быть не должно! Это даже не наставление УЕФА, просто фотографии печатаются в прессе, и каждый прекрасно понимает, что он арбитр международного уровня.

— Италия — Швейцария. Ваш первый матч. Как ощущали себя после него?
— Мы поняли, что отработали хорошо. Особенно на следующий день, когда анализировали работу: я посмотрел момент с отмененным голом итальянцев и понял, что увидеть касание мяча рукой Кьеллини невозможно. Но VAR, к счастью, нашёл ракурс и подсказал, что гол засчитывать нельзя. Самостоятельно арбитр не смог бы рассудить этот эпизод.

— Было чувство благодарности к VAR? Если бы не он, было бы грустно.
— Судьи уже привыкли к этому. VAR подчистил момент — это классно.

— Вы судили итальянцев, будущих чемпионов Европы. Какие они вблизи?
— Я часто с ними встречался и до Евро. Кьеллини и Бонуччи давно в сборной, знают меня по имени, перед игрой обменялись со мной парой фраз, я на итальянском им сказал что-то вроде tranquillo, то есть «спокойно». Всегда важно найти контакт именно с лидерами. Когда они доверяют арбитру перед выходом на поле — это прекрасно.

Отдельно пообщался с Алессандро Флоренци. Мы знаем друг друга ещё по «Роме», чьи матчи я судил: он, видимо, меня запомнил и теперь первым подходит поболтать. Алессандро очень общительный парень и перед игрой улыбался, спрашивал меня: «Ты знаешь итальянские ругательства? А если что-то случится во время матча и кто-то крикнет плохое в твой адрес? Давай я тебе расскажу все слова, чтобы ты был в курсе и мог разрулить ситуацию?». Я отвечал, что и так всё знаю (смеётся).

— Когда судишь, удаётся понять, как команда играет в футбол?
— Мы с бригадой сошлись во мнении, что итальянцы на этом турнире показали нестандартный атакующий футбол. Все привыкли, что они катают от обороны, а в этот раз были невероятно продуктивны на чужой половине поля.

— Затем вы судили матч Венгрия — Германия. Почувствовали весь драматизм?
— После игры ко мне подошёл капитан венгерской сборной Салаи и поблагодарил за работу. И выпалил риторический вопрос в воздух: «Почему же так получается? Опять во втором тайме». Имея в виду пропущенные голы в концовках вторых таймов во всех матчах группового этапа. В тот момент я понял, как много потеряли эти люди.

— И ваш третий матч. Нидерланды — Чехия. С удалением в начале второго тайма. Самый сложный момент этого Евро?
— Наверное, да. Момент сложный с точки зрения быстрой оценки во время игры. Сначала я показал игроку жёлтую карточку, но потом меня пригласили пересмотреть момент.

Источник: AP 2021

— Почему сразу не удалили де Лигта?
— Здесь всё решили доли секунды. Момент было невозможно предугадать: мяч находился под контролем защитника. Вдруг игрок падает. Мне, как судье, в данной ситуации необходимо изменить позицию на поле.

— Пёрли ли потом на вас голландцы? Они всё же остались в меньшинстве.
— Никаких проблем не возникло: без возмущения со стороны голландцев, только чешские игроки подходили и спрашивали по поводу красной карточки. Глобально на этом Евро футболисты играли чисто, относились с уважением к соперникам и судьям. Работать было комфортно и технически достаточно просто. В среднем за матч всего 15 фолов — это невероятно мало для турнира такого уровня.

— В комментарии под ваши посты в «Инстаграме» пришли голландские болельщики и писали про вас гадости.
— Во время Евро «Инстаграм» не открывал ни разу. Уже потом увидел большое количество комментариев на русском языке и много иностранных. Видимо, часть из них и была на голландском, но я их не читал.

— Отменённый гол итальянцев после руки Кьеллини — тоже спокойная реакция?
— Да, никаких экспрессивных возмущений. Свистнул — показал карточку — играем дальше. Только Бонуччи подошёл ко мне и переспросил, была ли игра рукой. Повторюсь: все футболисты на турнире вели себя порядочно, не было агрессии.

— Какая рекомендация из письма с разбором поведения игроков помогла вам во время работы?
— Раз уж мы вспомнили сборную Италии, то выделю Инсинье. Техничный лёгкий игрок упал в одном из эпизодов в штрафной площади. Симуляции не было — так не самый крупный человек отреагировал на контакт со стороны соперника. Я это знал, оснований для пенальти не заметил и продолжил игру.

— Какой музыкой настраивались на матчи Евро?
— Колонку в этот раз не брал: всё же вместе с нами ездили резервные ассистенты и инспекторы. Я тихонько в шкафчике включал песни на телефоне — чтобы слышал только я, а другим бы это не мешало. Выбирал мелодичный хард, который не будоражит нервы, а наоборот — успокаивает. Crystal Ball, Crazy Lixx, Edguy.

— Вас много раз спрашивали про BLM. Просто хочу зафиксировать. Вам намекали, что стоит принять участие в акции на Евро и встать на колено?
— Нет, это дело добровольное.

— И глобально. Почему вы не вставали на колено весной перед матчем Лиги чемпионов?
— Потому что я и так уважаю всех людей — независимо от национальности.

Источник: AP 2021

— Ваша бригада отсудила три матча, ещё на трёх вы были резервным. Рассчитывали ли вы на большее?
— Конечно, мы были счастливы получить матч 1/8 финала. Каждый судья амбициозен. Мы очень хотели судить дальше, но назначение на четвертьфинал или полуфинал даже в роли резервного арбитра — уже невероятный успех.

— Были надежды, что можете попасть на финал?
— Никаких.

— Почему?
— На чемпионате было как минимум трое возрастных и опытных арбитров. Достойных получить назначение на финал.

Источник: Reuters

— А когда вам сказали, что для вашей бригады турнир закончен и номер в Стамбуле больше не продлевается?
— Последней точкой на Евро для нас стал Лондон, где за два дня до полуфинала Италия — Испания к нам подошёл Роберто Розетти и сказал, что один из ассистентов должен лететь домой. То есть мы с Максимом Гаврилиным судим полуфинал, а Игорь Демешко возвращается в Москву. Это значит, что дальше бригада работать не может, ведь изначально нас трое.

— Волнуетесь, когда работаете резервным арбитром?
— Конечно, это большая ответственность. Пускай и вне игрового поля. Я также вижу все моменты и в наушник высказываю своё мнение. Плюс больше возможностей посмотреть матч со стороны и оценить игру команд.

— То есть вы хорошо посмотрели матч Испания — Италия из нулевого ряда?
— Да, столько эмоций! Великолепный был матч. После каждого пенальти команды выбегали на поле метров на пять. Приходилось их возвращать обратно.

Источник: Reuters

Карасёв выбирает самых-самых: сборные, тренеры, ныряющие игроки

— Голландцы писали, что Бьорн Куйперс заработал за матчи турнира € 50 тысяч. Каким был ваш гонорар?
— Гонорар был достойным. Больше, чем за матч Лиги чемпионов.

— Сколько стоит отработать матч ЛЧ?
— Около четырёх-пяти тысяч евро.

— Что судить сложнее: матч плей-офф Евро или «Спартак» — «Зенит»?
— Если на матче «Спартак» — «Зенит» произойдёт странная ситуация, и не спасёт VAR — страшно представить, какими последствиями это может обернуться для арбитра. Так как я живу в России, то сложнее работать на топ-матче нашего чемпионата.

— Как думаете, почему за работу в РПЛ вам предъявляют, а за Евро благодарят и уважают?
— В последние годы люди видят, что мы судим матчи Лиги чемпионов, и относятся по-другому. К тому же я иду на контакт с прессой, рассказываю о себе, зрители могут узнать меня совершенно с другой, непрофессиональной стороны. Ни разу не было, чтобы, встретив человека на улице, я получил от него гневные возмущения о работе. Наоборот, подходят с вопросом: «Здравствуйте, Сергей Геннадьевич, можно с вами сфотографироваться?». Знают моё отчество!

— Где комфортнее работать: в РПЛ или на Евро?
— На Евро комфортнее тем, что это огромный турнир. Праздник, на который хотят попасть все: от болельщиков до судей. Нельзя сравнивать чемпионат России с чемпионатом Италии, а Испанию — с Англией. В каждой стране есть своя специфика. Всё лучшее, что есть в европейском футболе, сконцентрировано именно в международном турнире. Поэтому Евро — это кайф, это хороший рок.

— До вас долетали мемы: «Карасёв — единственный русский, добравшийся до полуфинала Евро»?
— Я был приятно шокирован, что такое отношение возможно к судье.

— В Европе стали узнавать?
— Только русскоговорящие. Даже в Баку, во время прогулки по старому городу, со мной здоровались соотечественники.

— Как, кстати, спите после матчей?
— Я после каждого матча долго не сплю, до двух-трёх часов ночи, а потом само вышибает. Могу включить какой-нибудь фильм и под него уснуть.

Источник: Instagram Сергея Карасева

— Теперь про самых-самых.И как их видит футбольный арбитр. Кто самый ныряющий игрок, с которым вы работали?
— Халк. Он постоянно падал. Когда он приехал в наш чемпионат, то первое время падал без контакта либо искал контакт на пустом месте. Он всегда жестикулировал и привлекал к себе взгляды арбитра — но мы не обращали на это внимание. Где-то через сезон это прошло, и Халк адаптировался.

— Самый грубый игрок, с которым приходилось работать?
— Вернблум, скорее всего. Хотя первые два сезона он не был таким жёстким.

— Ситуация с Эриксеном. Самое страшное на поле, что вы видели, работая арбитром?
— Не дай Бог. Не видел и не хочу видеть. Не было.

— Лучший игрок этого Евро?
— Люблю креативных футболистов типажа Андреа Пирло, но в футбол я играл защитником, поэтому эта позиция привлекает меня сильнее. Лучшая связка защитников на Евро — Бонуччи и Кьеллини.

— Лучший тренер Евро?
— Назову тренеров Италии и Испании. Я работал резервным арбитром на этой встрече, и ни Роберто Манчини, ни Луис Энрике не доставили проблем, оба спокойные.

— Лучшая команда Евро? Необязательно по игре.
— Я ещё в начале турнира думал, что Дания преподнесёт сюрприз. Ждал сильной игры от Италии. Эти две сборные и назову.

— Лучшие фанаты?
— В Будапеште запомнился полный стадион венгров. Это точно одно из ярчайших впечатлений от турнира.

Во время загрузки произошла ошибка.

— Где смотрели финал?
— На даче всей семьёй. С женой выпили по бокалу вина.

— Когда вас через какое-то время попросят закрыть глаза и вспомнить Евро-2020, что первым придёт в голову?
— Я вспомню атмосферу и прекрасное общение с коллегами — и это несмотря на то, что все судьи — конкуренты и каждый хочет отработать больше матчей. Перед Евро мы проводили квиз на общие вопросы: культуру Турции, музыку, историю футбола. Я был в команде с Майклом Оливером, сыграли неплохо — финишировали в середине таблицы.

— Оцените свою работу на Евро-2020.
— Четыре из пяти.

— Почему?
— Мы хорошо справились с работой. Идеального ничего не бывает, но к этому надо стремиться.

— И последнее. О чём мечтаете?
— Мечтаю о финале. Любом. Помечтать-то можно.

Источник: Mail.ru