Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Российский уголь зазимует в Европе

Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Российские производители и экспортеры энергетического угля получили возможность увеличить поставки в Европу и Азию по более комфортным ценам. С конца ноября энергетический уголь в Европе на условиях CIF ARA подорожал на 23%, до $70 за тонну. В Азии австралийский уголь подорожал на 32%, до $83 на базисе FOB Ньюкасл.

Цены восстановились до уровней, когда российский уголь может быть рентабельно экспортирован. В 2020 году на фоне пандемии его стоимость обновляла многолетние минимумы, когда в Азии цены падали ниже $50 за тонну, в Европе — ниже $40 за тонну.

Изменению тренда способствовало падение цен на газ, который вытеснял уголь в генерации электроэнергии в Европе. В сентябре ситуация начала меняться. Европейские цены на энергетический уголь увеличились на 50%, до $58 за тонну, достигнув уровней годичной давности. Главными выгодоприобретателями стали российские поставщики, так как для производителей из США европейские цены все еще оставались на тот момент низкими, а в Колумбии начались перебои с добычей.

В СУЭК, «СДС-Угле», «Кузбассразрезугле» на вопросы «Ъ» о влиянии текущих рыночных условий на экспорт не ответили. Но судя по данным железнодорожных отгрузок, экспорт угля уже резко растет.

Как пояснили «Ъ» в ОАО РЖД, в декабре 2020 года при общем росте погрузки угля на 5,9% к аналогичному периоду 2019 года погрузка на экспорт выросла на 20%, в том числе в направлении портов Северо-Запада — на 14,5%, Юга — на 22,6%, Дальнего Востока — на 25,6%.

«Мы наблюдаем уже последние несколько месяцев, вторую половину года, как последовательно возрастают объемы экспорта угля», — сказал Анатолий Яновский, заместитель министра энергетики РФ, 27 ноября 2020 года.

По итогам первых 11 дней января тенденция сохраняется, рассказывают в ОАО РЖД: погрузка угля выросла на 5% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. При этом экспортные поставки увеличились более чем на 20%, в том числе в направлении портов Северо-Запада — на 17%, портов Юга — в 1,7 раза, Дальнего Востока — на 24%.

«В условиях недозагруженности железнодорожной инфраструктуры на северо-западном направлении дальнейший рост объемов перевозок здесь будет зависеть от конъюнктуры на европейских рынках сбыта угля», — полагают в ОАО РЖД.

Текущий рост цен стал приятным сюрпризом для рынка. Так, аналитики УГМК, в состав которой входит «Кузбассразрезуголь», говорили о возможном падении цен на энергетический уголь в Атлантическом бассейне в ноябре-декабре на 8−10%. Негативные ожидания были связаны с перспективой роста предложения угля и сокращения спроса из-за второй волны COVID-19 и новых локдаунов в Европе.

На деле, однако, эта зима в Северном полушарии оказалась холодной, особенно в Азии, что уже вызвало резкий всплеск цен на газ.

В Европе спотовые цены на газ превышают $280 за тыс. кубометров, при этом уже при цене выше $200 за тыс. кубометров работа современных угольных станций становится более рентабельной, чем газовых, а при $300 за тыс. кубометров становится выгодным запуск даже 40-летних угольных блоков.

По словам Айрата Халикова из Газпромбанка, рост цен на энергетические угли связан с ростом спроса в промышленности после смягчения жестких карантинов. Вторым фактором является текущая зима в Европе и Северной Америке, которая холоднее, чем зимы 2018−2019 и 2019−2020 годов. Это привело к росту спроса на природный газ и энергетические угли со стороны электростанций и коммунальных служб, говорит аналитик. Дополнительным фактором являются перебои экспорта из Индонезии из-за погодных условий.

Аналитик отмечает, что рост цен на угли произошел в удачное время: крупные поставщики как раз готовились перезаключать годовые и полугодовые контракты и смогли договориться о более выгодных условиях.

«Для российских угольщиков важным позитивным моментом является девальвация рубля в 2020 году, что позволило снизить долларовые затраты», — полагает эксперт. Однако, добавляет он, нужно учесть, что девальвация рубля также увеличивает затраты на импорт оборудования, что в целом будет влиять негативно на инвестиционную активность и может замедлить темпы роста.

Евгений Зайнуллин, Наталья Скорлыгина

Источник: Mail.ru