Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

С Думы выдача есть – Газета Коммерсантъ № 215 (7177) от 26.11.2021

Депутаты Госдумы в четверг согласились лишить неприкосновенности своего коллегу Валерия Рашкина. Всем фракциям, кроме КПРФ, показались убедительными доводы генпрокурора о виновности коммуниста в незаконном убийстве лося. При этом обличители господина Рашкина не хотели комментировать другие случаи незаконной охоты, но много говорили об «аморальности» оппозиционера. В КПРФ действия своего депутата считают лишь «несуразными поступками», а дело против него — политическим.

«Сегодня один из тех редких случаев, когда генпрокурор вынужден обратиться с представлением о лишении Валерия Рашкина депутатской неприкосновенности»,— начал свое выступление с думской трибуны генпрокурор Игорь Краснов с глубоким сожалением на лице и в голосе. Затем он приступил к пересказу уже всем известных обстоятельств происшедшего в саратовском охотничьем хозяйстве «Лебедка», где депутат Рашкин «вступил в сговор со знакомыми ему лицами на совершение незаконной охоты».

Впрочем, вскоре сухой пересказ сменился весьма эмоциональными оценками. Так, господин Краснов, оговорившись, что не будет подробно останавливаться на «неуклюжих попытках» депутата вести в заблуждение сотрудников правопорядка, тем не менее успел назвать это «позором» и сообщить, что относится негативно к «подобным проявлениям неискренности». Эти «проявления» генпрокурор оставил «на совести» Валерия Рашкина, к которой у него нашлись и другие претензии: «Я считаю, что мужчина, взявший в руки оружие, и дальше должен вести себя по-мужски: брать на себя ответственность за последствия своих действий и не вызывать жалость». После чего глава надзорного ведомства попросил наконец-то депутатов дать ему то, за чем он пришел,— согласие на возбуждение уголовного дела по ч. 2 ст. 258 УК, «производство обысков (с ударением на третий слог.— “Ъ”)» и запрет определенных действий, а также на привлечение к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП.

Глава думской комиссии по мандатным вопросам Отари Аршба (ЕР) посчитал, что прозвучавших обвинений в адрес коммуниста недостаточно. Он проинформировал коллег, что гражданин Рашкин еще и отсутствовал в день охоты на пленарном заседании, когда Дума рассматривала проект бюджета в первом чтении, хотя кто-то за него проголосовал. Господин Аршба предложил рассмотреть этот вопрос другому депутатскому органу, который в новой Думе пока сидел без дела,— комиссии по этике во главе с Валентиной Терешковой.

Валерий Рашкин в начале своего выступления обратил внимание на то, какое внимание в СМИ было уделено его лосю: «Больше говорили и писали только об убийстве президента Кеннеди». При этом депутат не наблюдал «такой шумихи по поводу тех браконьеров, у которых ФСБ изъяло сотни медвежьих лап и сотни килограммов лосиных губ». «Слежку» за ним и «подставу» коммунист объяснил тем, что в последние два года он «пытался предотвратить сползание Отчизны в деспотию на фоне всеобщего ковидобесия» и что организованная им борьба за честные выборы «вызывает изжогу у всех в вертикали власти». Масштабы скандала, по убеждению депутата, непропорциональны тяжести проступка, что говорит о политической подоплеке этого дела, цель которого — устранить политического конкурента.

Сергей Обухов (КПРФ) напомнил, как в 2013 году депутата-единоросса Николая Валуева заподозрили в незаконной охоте на бобра, но до уголовной ответственности тогда не дошло (следствие решило, что «добыча бобра не причиняет крупного ущерба животному миру Архангельской области»). В связи с этим коммуниста интересовало, почему тогда не было представлений генпрокурора в Думу. Но на защиту господина Краснова встал спикер Вячеслав Володин, заявивший, что этот вопрос не имеет отношения к делу. Точно так же он пресек и вопрос депутата от «Справедливой России — За правду» (СРЗП) Олега Нилова, спросившего у генпрокурора, почему в других подобных случаях нет «такого прокурорского надзора».

Депутаты от ЛДПР и ЕР несколько раз повторяли вопрос, почему Валерий Рашкин не признал сразу вину и не стыдно ли ему. Коммунист, потупив взор, отвечал, что в своем видео, опубликованном ранее, он все объяснил. Его коллеги по партии, в свою очередь, интересовались у господина Краснова, зачем он запрашивает такую меру, как запрет определенных действий, и получили ответ, что депутат «может оказать влияние на своих знакомых». В СРЗП пытались добиться от генпрокурора ответа на вопрос, будет ли он еще раз обращаться к депутатам за разрешением уже на передачу дела в суд: тот хоть и сказал, что будет действовать по закону, но зачем-то упомянул, что были прецеденты, когда повторного обращения не требовалось.

Когда начались выступления от фракций, депутат от КПРФ Юрий Синельщиков назвал действия однопартийца «несуразными поступками», которые не влекут за собой уголовной или административной ответственности, потому что у него не было прямого умысла. Коммунист также признался, что не понимает, что именно генпрокурор собирается искать в партийных помещениях «применительно к выстрелу в саратовском лесу».

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский привычно перешел к обобщениям, припомнив коммунистам советские лагеря: «У вас руки в крови не только этого лося, мы его знать не знаем!» Когда он назвал Владимира Ленина «главным террористом планеты», с места что-то выкрикнул Николай Харитонов (КПРФ). «Сядь и замолчи, Харитонов, колхозник!.. Оружие достань еще!» — кричал либерал-демократ, а коммунисты в ответ скандировали «позор!».

Депутат от «Новых людей» 25-летняя Ксения Горячева, не внесшая пока ни одного законопроекта, решила поучить жизни 66-летнего Валерия Рашкина и остальных депутатов, заявив им, что «мало быть искренним», а надо жить по законам, которые «мы с вами в этих стенах пишем». Она также сообщила, что ее партия предлагает вообще отказаться от депутатской неприкосновенности и поэтому голосует за лишение иммунитета.

Наконец, из выступления Александра Хинштейна (ЕР) выяснилось, что лучше всего к рассмотрению этого вопроса подготовились все-таки единороссы: мало того, что они проверили, как голосовал Валерий Рашкин в день охоты, но еще и выяснили, что избранный от Москвы депутат полетел в родной Саратов бизнес-классом бесплатно, а это 31 тыс. руб. «Дело Рашкина — постыдная страница в истории Госдумы. Эта история не добавляет нам авторитета, но чем честнее мы будем друг к другу, тем выше этот авторитет и будет»,— патетично закончил господин Хинштейн.

Правда, поддержать таким образом авторитет Госдумы решили только 287 из 325 членов фракции ЕР (остальные не голосовали). Зато к ним присоединились 20 из 28 эсеров, 21 из 23 представителей ЛДПР и 12 из 15 «новых людей», также поддержавших возбуждение уголовного дела. Против снятия иммунитета голосовала только фракция КПРФ.

Мария Макутина

Источник: Коммерсант