Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Сафронов: я свой выбор сделал — никаких сделок

Иван Сафронов написал колонку для газеты «Ведомости» о работе следствия с подозреваемыми в шпионаже до и после ареста. Он заявил, что не пойдет на сделку со следствием. Господин Сафронов — бывший спецкор “Ъ” и «Ведомостей», советник главы «Роскосмоса».

«Если тебе 30 лет, в конце концов, все можно пережить и перетерпеть. Но если обвиняемому уже за 60 и впереди маячит солидный срок на зоне, то человек ломается. Его нельзя судить за это — каждый сам волен делать свой выбор. Но я неоднократно слышал, что в местах лишения свободы информацией о «досудебщиках» интересуется не только администрация исправительной колонии, но и осужденные. Я свой выбор, к слову, сделал — никаких сделок»,— написал господин Сафронов.

В колонке журналист рассказал о проблемах расследования дел о госизмене. Среди них — удовлетворение судом 100% ходатайств о СИЗО, работа адвокатов по назначению и действия следователей. По словам господина Сафронова, в год по шпионским статьям осуждают около 10 человек, следствие по каждому идет 17 месяцев. По его информации, в оперативной разработке, «по самым скромным подсчетам», идет не менее 50–70 человек. Иван Сафронов считает, что в зоне риска находятся ученые, а тренд последнего времени — переквалификация дел о контрабанде военной техники или запчастей в дела о шпионаже. По его мнению, настоящих шпионов среди тех, кого обвиняют в шпионаже и госизмене, «не хватает», а «система требует все новых и новых дел».

«У меня нет сомнений, что в нашей стране работают самые настоящие разведчики — как под дипломатическим прикрытием, так и нелегалы. Но первые объективно неинтересны: дипломата нельзя арестовать и судить… Чтобы поймать агента-нелегала… нужно очень сильно постараться, его поимка — это редкость, помноженная на большую удачу. Полагаться на это нельзя, увы. Вот исходя из этого и растут в России шпионские дела: проще брать своих, чтобы другие боялись. Но только боятся не чужие, а свои»,— заключил господин Сафронов.

В июле исполнился год с момента задержания следователями ФСБ по обвинению в госизмене Ивана Сафронова. По версии ФСБ, в 2012 году он был завербован, а в 2017-м передал секретные сведения чешским спецслужбам. Господин Сафронов не признает вину и связывает уголовное преследование со своей работой журналистом. Он утверждает, что следствие не разъяснило ему суть обвинения.

Источник: Коммерсант