Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Школьные конфликты урегулируют по-взрослому – Газета Коммерсантъ № 211 (7173) от 22.11.2021

Первый заместитель председателя комитета Госдумы по просвещению Яна Лантратова сообщила “Ъ”, что инициировала создание рабочей группы, которая займется правовыми вопросами безопасности детей и педагогов в учебных заведениях. Представители образовательного сообщества соглашаются, что должно быть законодательно закреплено как само понятие буллинга, так и квалификация действий, связанных с психическим и физическим давлением на школьников и педагогов. Опрошенные “Ъ” эксперты уже предложили нормы для противодействия росту агрессии в учебных заведениях: ввести службу медиации — примирения, придать учителю статус госслужащего, использовать такой механизм, как перевод в другую школу для ограничения контактов сторон конфликта.

Первый зампред комитета Госдумы по просвещению (создан в парламенте восьмого созыва) Яна Лантратова сообщила, что инициировала создание при экспертном совете комитета рабочей группы, которая займется правовыми вопросами безопасности детей и педагогов в учебных заведениях и, в частности, буллингом. «Тема буллинга — это то, что будоражит общественность в последние годы,— объяснила она “Ъ”.— При этом никаких законопроектов по теме буллинга в России еще не было».

Госпожа Лантратова добавила, что не видит пока ясных законодательных решений: «Их в данном вопросе и не может быть — буллинг не запретишь. Поэтому мы надеемся на помощь экспертов — криминологов, суицидологов, представителей СПЧ, ОП РФ, профильных НКО и других, которые войдут в рабочую группу».

В Госдуме также рассчитывают, что к работе подключатся уполномоченный по правам ребенка Мария Львова-Белова и члены Совета федерации.

Действующее законодательство позволяет привлечь обидчика к ответственности за буллинг, отметила в разговоре с “Ъ” партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Екатерина Тягай. В пример она привела ст. 5.61 КоАП РФ (оскорбление). Также действия, образующие буллинг, могут быть наказуемы по ст. 20.1 КоАП (мелкое хулиганство) и ст. 7.17 КоАП (уничтожение или повреждение чужого имущества), а в отдельных случаях работает ст. 213 УК РФ (хулиганство). «Но на практике буллинг носит скрытый характер, а жертва не обращается за помощью. Кроме того, педагоги и иные уполномоченные лица иногда недостаточно серьезно относятся к оскорблениям ребенка со стороны сверстников. В связи с этим мы видим, что необходимо закрепление в законе понятия травли/буллинга, ответственность за них, а также соответствующие меры профилактики и противодействия»,— сообщила госпожа Тягай.

«Понятие буллинга должно быть обязательно уточнено, создана единая классификация и квалификация круга действий, связанных с психическим и физическим давлением, в том числе в интернете, причем не только по отношению к детям, но и к учителям,— поддерживает директор частной школы «Летово» Михаил Мокринский.— Это необходимо, чтобы на основе понимания приемлемых и неприемлемых взаимодействий могла быть выстроена система оценки и действий внутри школы». Господин Мокринский также предложил использовать такой механизм, как перевод в другую школу — возможно, временный, по согласованию с органом управления образованием, но без согласия родителей или представителей ребенка — для ограничения контактов сторон конфликта и недопущения перехода от буллинга к иным нарушениям закона.

Председатель общественного совета при Минпросвещения Виталий Сурвилло полагает, что снизить градус агрессии в школе поможет укрепление статуса учителя.

«Сейчас учитель беззащитен перед детьми. Он может сделать замечание старшекласснику, который обижает младшего, но тот моментально переключится на учителя. Поэтому педагоги боятся вмешиваться в конфликты»,— сообщил “Ъ” господин Сурвилло. Он предлагает придать учителю статус госслужащего: такой нормативный акт, по его словам, принят во Франции. Тогда оскорбление учителя будет равносильно оскорблению, например, полицейского. Ст. 319 УК РФ (оскорбление представителя власти) предусматривает наказание от штрафа в 40 тыс. руб. до исправительных работ на год. «Законопроект о статусе учителя начали разрабатывать в комитете по образованию и науке Госдумы в 2020 году, но что с ним теперь, я так и не смог выяснить»,— отметил господин Сурвилло.

В борьбе с буллингом поможет закрепление в законе «Об образовании» службы примирения, сообщил “Ъ” Антон Коновалов, профессиональный медиатор и разработчик концепции школьных служб примирения.

В законодательстве упоминаются комиссии по урегулированию споров, но они разбирают дела, связанные с образовательным процессом. «Служба примирения имеет совсем другое наполнение: тут надо, чтобы обидчик услышал, что чувствовала жертва, понял, извинился и начал что-то делать для исправления ситуации. Надо не просто вписать эту службу в закон, а подумать, как сделать, чтобы она работала правильно»,— пояснил господин Коновалов.

Зарубежный опыт борьбы со школьным буллингом в своем исследовании проанализировала ведущий научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ Наталья Голованова. Первый подход предполагает, что решение всех вопросов передается на уровень образовательного учреждения и оформлено в виде его локального нормативного акта, а государство дает рекомендации и предлагает программы повышения квалификации педагогов. Этому следуют, в частности, в школах Казахстана, где случаи буллинга рассматривает совет отцов из четырех человек. Второй подход — издание законодательного акта, в котором закрепляется идеология противодействия, понятие буллинга, определяется круг местных органов, ответственных за разработку и контроль механизма противодействия. Подобные законы есть, например, во всех штатах США. «Отсутствие легального определения буллинга, или травли, затрудняет выполнение задач по профилактике насилия в школе»,— отмечает госпожа Голованова.

Анастасия Курилова

Источник: Коммерсант