Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Шотландцы по природе своей социалисты» – Культура – Коммерсантъ

Сегодня у американской группы Garbage вышел седьмой студийный альбом «No Gods No Masters» («Ни богов, ни господ»). Борис Барабанов созвонился с солисткой Garbage Ширли Мэнсон, чтобы расспросить ее о том, как идут дела в ее родной Шотландии, а также о политике в рок-н-ролле и изменениях в музыкальной индустрии.

— Мы закончили запись за пять дней до начала локдауна. И на полтора года заморозили альбом, что, конечно, очень раздражало. Но теперь я вижу, что то, что мы сделали, не потеряло актуальности, наоборот, оказалось очень кстати. Даже так: мы пытались говорить о вещах, которые остаются актуальными на протяжении веков. Просто сейчас о них заговорили с новой силой. Расизм, сексизм, ксенофобия, проблемы с окружающей средой — это то, с чем мы живем, и конца-краю этому не видно.

— Мы касались острых тем и раньше. В самом первом альбоме у нас была песня «As Heaven Is Wide», в которой мы коснулись сексуального насилия над детьми в среде фанатичных католиков. И о проблемах ЛГБТ-сообщества мы говорили задолго до того, как это стало модно. Но в «No Gods No Masters» мы подошли к обсуждению социальных проблем максимально близко. Я не слишком погружена в политику. Но политики в принципе кажутся мне сворой нечистых на руку лгунов. Кто-то, конечно, заслуживает уважения. Но большинству из них наплевать и на людей, и на природу. От этого тошнит. Сколько можно терпеть у власти людей, которые не замечают человеческие страдания? Вообще, список проблем у меня бесконечный. И в бедах человечества я обвиняю прежде всего правительства.

— Что определяет человека как политического активиста? Если человеку небезразлична судьба другого человека, это не характеризует его как активиста, это говорит о нем как о человеке с твердыми моральными принципами. Шотландцы по природе своей социалисты. Так сложилось исторически. Мы росли в культуре кланов, семей, внутри которых все заботятся друг о друге. Шотландия — небольшой край, где живет не так уж много людей. У нас принято друг друга беречь. Большинство населения — леваки. В этом наше отличие от англичан.

— Послушайте, что бы я там ни думала, решать должны люди. Я не могу сказать, что хорошо осведомлена об экономической ситуации в Шотландии в эти годы. Нет сомнений в том, что причиной многих бед стали отношения Шотландии и Англии. Шотландцы многое не могут простить Англии. Но проблемы везде одни и те же. Рядовые шотландцы не путешествуют по миру так много, как я. А я вижу, что мы все в буквальном смысле находимся в одной лодке. Куда бы я ни приехала, везде вижу: страны живут так, словно земля — это их собственность. А земля не принадлежит никому. Земля, на которой находится Россия, не принадлежит русским, просто так получилось, что они на ней живут. Но если земля чувствует, что к ней не относятся с должным уважением, она мстит. Природа управляет нами. А нам кажется, что все в наших руках. Земля — она общая. И как ни странно, интернет и социальные сети только укрепляют нас в этой мысли. А в период пандемии это стало окончательно очевидно. Мы здесь — вместе. Самые богатые страны борются с экономическим кризисом и одновременно с вирусом. То и другое — безуспешно.

— Нет. Изменения действительно существенные. Однако суть не изменилась. Творцы находятся в осаде, окруженные звукозаписывающими компаниями и функционерами. Компании продолжают делать огромные деньги, эксплуатируя творцов. Группа Garbage, как может, сопротивляется, мы не позволяем корпорациям влиять на творчество. Но общее помешательство на консервативных капиталистических идеях, общее стремление быть важнее, главнее всех мешает нам пристальнее вглядываться в то, что составляет идею музыки. Понимаете, такого артиста, как Принс, сейчас никто из мейджор-лейблов не подписал бы. Или он утонул бы в однообразном потоке поп-музыки, пытаясь сделать максимально приемлемую для стриминг-сервисов музыку. Принс в нынешнем климате считался бы авангардистом. Как и Дэвид Боуи.

— Это правда. Такова ситуация в шоу-бизнесе, который зарабатывает сейчас больше, чем когда-либо. Людей просто выбрасывают на помойку. Никто не думает о том, как живут люди, которые делали музыку на протяжении 25 лет. Все сосредоточены на том, что произошло в последние 30 секунд. Цифры интересуют индустрию больше, чем качество. И артисты вынуждены работать в этих условиях.

— В отличие от других групп, мы не разговариваем. Я понимаю, что это безумие, но нет обсуждений, нет разговоров. Мы просто начинаем играть. В том, что получается, есть вкус и опыт каждого из нас. А тексты рождаются прямо во время студийных джемов. Это какой-то поток энергии, который мы ловим. Могу еще сказать, что в этом альбоме Бутч Виг использовал какую-то новую драм-машину. Она появилась у него незадолго до начала записи, и он осваивал ее прямо по ходу работы над песнями. Думаю, это сказалось на партиях ритм-секции. Они, кажется, получились олдскульными по звучанию.

— Аланис пригласила Garbage в тур. Мы уже разогревали ее однажды, еще в 1990-е. Для США это правильное сочетание. В Америке Аланис продала 60 млн альбомов. Она суперзвезда. Она милая, умная и очень скромная. И с нами в туре еще будет Лиз Фэр, еще одна певица нашего поколения. Мы все в Garbage ее обожаем. Не так часто бывают турне, где на переднем плане все — девушки. Я в предвкушении чего-то великого.

— Такое уже было. Был такой кочующий с места на место фестиваль Lilith Fair. Его придумала Сара Маклохлэн. Но с моей точки зрения, важно не делать фестиваль «только для женщин», важно, чтобы девушки на равных с мужчинами были вовлечены в создание обычных, уже существующих фестивалей. Я за сосуществование на равных, а не за сегрегацию.

— Каждый выпуск моего подкаста посвящен одной песне, которая изменила жизнь ее исполнителя. У меня были потрясающие гости, от Джорджа Клинтона из Parliament/Funkadelic до Кортни Лав, Пичиз и Карен О. В этом проекте я чувствовала себя как ученица за партой в классе самых лучших преподавателей. Мою любимую историю в подкасте рассказал Джордж Клинтон. Я спросила его: «Вот уже 45 лет Parliament/Funkadelic на сцене. Это, наверное, особый талант — держать всех этих людей вместе не в ущерб собственному эго как лидера». А он отвечает: «Конечно, у меня есть эго, как у каждого. Каждый день перед выступлением или записью я иду в туалет, смотрю на себя в зеркало и говорю: «Знаешь, Джордж, ты, чертов сукин сын, лучший из всех». А затем я спускаю воду в унитазе, смываю свое эго в канализацию и иду работать».

Источник: Коммерсант