Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Среднего класса больше нет. Ливан в самом большом кризисе в своей современной истории

Источник: AFP 2020

Экономика не справилась

В октябре 2019 года власти Ливана решили ввести плату за звонки через мессенджеры, в первую очередь, WhatsApp. Это вызвало сильные протесты — и правительство отказалось от такой идеи. Только демонстрации не кончились — страна восстала против коррупции и ухудшающейся экономической ситуации.

Экономика Ливана падала все последнее десятилетие — чем больше власти в стране приобретала «Хезболла» (а это одновременно и политическая партия, и военизированная организация; в США и странах Европы признана террористической), тем меньше Ливану финансово помогали богатые страны региона. В 2019-м падение ускорилось — по экономике больно ударило то, что в Ливан перебралось больше миллиона беженцев из Сирии.

Малый и средний бизнес банкротился, курс ливанского фунта падал. Еще до коронавируса за чертой бедности оказалась половина из шестимиллионного населения страны.

Пандемия и вынужденный карантин нанесли еще один мощный удар по экономике. И если с Covid-19 страна справилась благополучно (по официальным данным, около 1900 человек заразились, умерло 36 человек), то экономику удержать не смогла.

Национальная валюта с начала 2020 года упала к доллару США на 80%, безработица достигла 30%.

Демонстрации возобновились в начале июня, и они продолжаются. Демонстрантов разгоняют полиция и отряды «Хезболлы», те в ответ бросают камни и «коктейли Молотова». Официальная пропаганда винит в проблемах страны США и Израиль.

Уличные столкновения на улицах Бейрута стали ежедневными | Источник: EPA

Одна из участниц акций, предпринимательница Нур Нашеф в беседе с Би-би-си назвала происходящее «революцией». Студент по имени Габ (он просил не указывать фамилию, потому что боится за свою безопасность) говорит, что его семья еще год назад относилась к среднему классу, а сейчас может позволить себе не все товары из обычного супермаркета.

Без света и еды

Анонимный дипломат в беседе с Guardian также употребляет сильные эпитеты: он назвал Ливан «failed state» — государством, которое провалило свою политику и экономику.

Бывший министр экономики Ливана Нассер Саиди в своей статье для издания The National говорит, что инфляция с января по май составила 56%, тогда как еще в прогнозах конца 2019-го она должна была составить 7% за весь год.

На протяжении нескольких суток в Бейруте и пригородах на 14−16 часов отключалось электричество. В частности, это привело к тому, что госпиталь, где лечили больных с коронавирусом останавливал свою работу. В Бейруте несколько раз переставал работать аэропорт.

Из рациона служащих в армии убрали мясо — на него нет денег.

Власти ограничивают доступ к иностранной валюте: для того, чтобы купить доллары, теперь надо предъявить документы, указать домашний адрес и обосновать, зачем тебе валюта. При этом банк все равно может отказать.

В стране активно развивается черный валютный рынок. По государственному курсу доллар стоит 1,5 тыс. ливанских фунтов (этот курс был зафиксирован в 1991 году и с тех пор не менялся), а на улицах он только за последнюю неделю вырос с 7,5 тыс. до 10 тыс. фунтов.

Товары на полках супермаркетов в Бейруте еще есть. Нет денег, чтобы их купить
| Источник: AFP 2020

Стоимость килограмма говядины и куриного мяса в супермаркетах утроилась за последние две недели.

Продавцы в магазинах и на рынках меняют ценники, в среднем, три раза в неделю.

Цены на хлеб в Ливане регулирует государство. Чтобы избежать наценок, пекарни перестали возить на рынки и в магазины — и продают его сами. Но цена лепешки все равно выросла на треть.

Работающие в Бейруте корреспонденты Guardian и Си-эн-эн сообщали, что в стране из-за кризиса резко выросло число самоубийств. В Бейруте мужчина покончил с собой прямо на оживленной улице. Он оставил записку: «Я не еретик, это голод — ересь».

«Обсуждаем, как отец семьи поджег себя»

«Это самый большой кризис, который я только видела, — говорит Нур Нашеф. — В октябре появились первые явные знаки: начали дорожать хлеб и бензин. Теперь ситуация куда более серьезная. Я знаю людей, которым просто нечего есть и кормить свои семьи».

Она рассказывает, что цены на все повседневные товары растут ежедневно, и людей в супермаркетах «пробирает дрожь».

Минимальная зарплата в Ливане в сейчас составляет всего 80 долларов США в месяц, тогда как до начала кризиса она была эквивалентна 450 долларов США.

«Мы просто больше не можем позволить себе есть то, что ели раньше», — констатирует Нашеф. Она добавляет, что Ливан производит очень мало своих товаров и зависит от импорта — а он в национальной валюте становится дороже и дороже.

По ее словам, главным следствием кризиса стало то, что в Ливане больше нет среднего класса.

«Остались только очень богатые, очень бедные и просто бедные», — рассказывает она.

Ливанцы в Бейруте стоят в очереди за хлебом, правительство пытается сдержать рост цен на продовольствие | Источник: Reuters

Студент Габ рассказывает Би-би-си, что когда в стране стал смягчаться карантин, и люди вновь стали видеть друг друга и спрашивать «как дела», самым популярным ответом на этот вопрос был: «Мы выживаем».

Он рассказывает, что перестал запоминать цены в супермаркете, потому что они все равно меняются. У тех, кому из-за границы деньгами помогали родственники, возникли проблемы: банки стали отказываться выдавать платежи в долларах, евро и другой твердой валюте.

«Мы часто встречаемся с друзьями, некоторых из них уволили, некоторым сократили зарплаты, а фрилансеры просто лишились всех доходов. Мы обсуждаем, как отец семьи поджег себя, потому что ему не было, чем платить за обучение дочери. Стараемся не выходить без необходимости на улицы вечером — уличной преступности стало много», — описывает студент.

«Моя семья думает об эмиграции, а я первый раз в жизни живу с ощущением, что надежды нет», — говорит Габ.

Взрыв в порту Бейрута

BBC

В данном материале на законных основаниях могут быть размещены дополнительные визуальные элементы. «BBC News Русская служба» не несет ответственности за их содержимое.

Источник: Mail.ru