Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Суд-то он суд, да кто ж ему даст – Политика – Коммерсантъ

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) потребовал от России немедленно освободить политика Алексея Навального. Это решение принято в качестве обеспечительной меры, которая ранее никогда не применялась к находящимся под стражей заявителям. Соратники оппозиционера уверены, что Россия обязана выполнить вердикт ЕСПЧ. Глава Минюста Константин Чуйченко заявил, что решение ЕСПЧ об освобождении господина Навального неисполнимо. Накануне Минюст заявил, что подобное требование является «грубым вмешательством в работу судебной системы суверенного государства» и «не может подлежать исполнению».

О решении ЕСПЧ, принятом в рамках обеспечительных мер по делу «Ив Роше», сообщила адвокат оппозиционера Ольга Михайлова. Копия письма на ее имя из ЕСПЧ опубликована на сайте господина Навального. Как сказано в письме, решение обратиться к России с таким требованием было принято 16 февраля на основании правила 39 Регламента ЕСПЧ с учетом «степени риска для жизни заявителя» и «общих обстоятельств его содержания под стражей». Днем в среду ЕСПЧ опубликовал официальный пресс-релиз, касающийся решения о применении правила 39 в отношении господина Навального.

Напомним, осенью 2017 года ЕСПЧ призвал пересмотреть приговор господину Навальному по делу «Ив Роше» (3,5 года условно), однако Верховный суд России оставил его в силе. 2 февраля 2021 года условный срок политику по этому делу заменили реальным. На 20 февраля назначено рассмотрение апелляции защиты на это решение.

Правило 39 Регламента ЕСПЧ разрешает суду принимать обеспечительные меры, являющиеся обязательными для государства, которого они касаются. Такие меры принимаются лишь в исключительных случаях и только если ЕСПЧ придет к выводу, что в случае непринятия таких мер заявитель подвергнется реальному риску причинения существенного и непоправимого вреда.

Директор основанного Алексеем Навальным Фонда борьбы с коррупцией (ФБК, внесен Минюстом в реестр иностранных агентов) Иван Жданов пояснил в своем Telegram-канале, что 39-е правило — это «такой экстренный механизм, когда Европейский суд считает, что до основного судебного разбирательства какой-либо стране нужно принять какие-то срочные меры, которые касаются жизни и здоровья человека». Это правило применяется крайне редко и «все абсолютно страны это правило исполняют», отметил господин Жданов: «И нет варианта, что Россия не исполнит это решение, даже Турция такие решения исполняет. Россия всегда исполняла такие решения, исполнит его и сейчас».

Координатор региональных штабов господина Навального Леонид Волков тоже выразил уверенность, что решение ЕСПЧ будет исполнено. «Мы не знаем ни об одном прецеденте, чтобы страна—член Совета Европы не выполняла обеспечительные меры в соответствии с 39-й статьей; это делали в разных ситуациях и Турция, и Азербайджан, и сама Россия,— написал он в соцсетях.— Это норма действующего российского законодательства и действующей российской Конституции; данное решение ЕСПЧ обязательно к исполнению в неменьшей степени, чем решение какого-нибудь Усть-Лабинского или Ножай-Юртовского районного суда». Неисполнение же этого решения, по мнению господина Волкова, приведет к исключению России из Совета Европы и даже «разрыву и обнулению целого ряда международных соглашений России».

Министр юстиции РФ Константин Чуйченко вечером 17 февраля заявил, что требование ЕСПЧ об освобождении господина Навального неисполнимо, поскольку в российском законодательстве нет для этого оснований.

«Во-первых, это явное и грубое вмешательство в деятельность судебной власти суверенного государства,— заявил господин Чуйченко «РИА Новости».— Во-вторых, это требование является необоснованным и неправомерным, поскольку не содержит указания ни на один факт, ни на одну норму права, которые позволили бы суду вынести такое решение». По словам министра, европейские судьи приняли явно политическое решение, которое может только осложнить восстановление конструктивных отношений с институтами Совета Европы: «Исполнение данного решения ЕСПЧ явилось бы не чем иным, как проявлением избирательного подхода, что противоречит коренному принципу деятельности Европейского суда по правам человека, а именно обеспечению верховенства закона».

Накануне пресс-служба Минюста заявила, что обеспечительные меры не предусмотрены Конвенцией о защите прав человека и исполняются по «доброй воле» государств: «Освобождение осужденного лица из пенитенциарных учреждений явно противоречит правовой природе обеспечительных мер, которые направлены на обеспечение нормального процесса рассмотрения дел в ЕСПЧ».

Юрист «Мемориала» (внесен Минюстом в реестр иностранных агентов) Татьяна Глушкова называет решение ЕСПЧ беспрецедентным и признается, что не знает случаев, когда в рамках правила 39 Регламента ЕСПЧ призывал именно освободить из-под стражи.

«Были случаи, когда призывали по этой форме не высылать в третье государство, предоставить медицинскую помощь, направить в гражданскую больницу»,— говорит юрист. Госпожа Глушкова также напоминает, что это правило применялось по жалобе грузинского оппозиционного телеканала «Рустави-2» на власти страны: «Эту норму применяют в том случае, когда кому-то грозит серьезный и непоправимый ущерб — смерть или серьезные ухудшения здоровья. В случае «замораживания активов» телеканала ЕСПЧ посчитал, что это повлияет на свободу слова в стране, что будет являться непоправимым ущербом».

По словам адвоката сети «Миграция и право» и «Мемориала» Ольги Цейтлиной, сейчас механизм применения правила 39 расширяется, но случаев, когда ЕСПЧ указывал на немедленное освобождение заявителя, она тоже не помнит.

При этом, по мнению адвоката, логика суда поддается объяснению.

«Имеется решение ЕСПЧ по заявлению Алексея Навального (2017 год), в котором ЕСПЧ признал нарушение ст. 6 (право на справедливый судебный процесс), однако власти РФ не отменили приговор и не произвели пересмотр дела. Более того, Навальный по этому незаконному, с точки зрения ЕСПЧ, приговору был заключен под стражу, и поскольку имеется риск для его жизни, вполне логичным является указание ЕСПЧ о его немедленном освобождении»,— говорит госпожа Цейтлина.

Председатель коллегии адвокатов «Кирьянов и партнеры», член Общественной палаты Артем Кирьянов уверен, что Россия не обязана выполнять решение ЕСПЧ и, более того, должна его игнорировать, поскольку оно политически ангажировано. «Это решение выглядит крайне странно с точки зрения исполнения, юридической техники,— считает господин Кирьянов.— Молниеносная реакция на обстоятельства процесса в преддверии апелляции, в то время как адвокаты подзащитных из России обычно годами дожидаются хоть каких-то решений по обращениям в ЕСПЧ, выглядит крайне странно. Это, безусловно, не то решение, которое надо выполнять. Оно вне юрисдикции ЕСПЧ: вмешательство в процедуру национального суда и определенным образом попрание российского суверенитета — это в принципе недопустимо».

Напомним, в результате прошлогодней конституционной реформы в Основном законе впервые была закреплена норма о том, что противоречащие Конституции решения межгосударственных органов не подлежат исполнению в России (ст. 79).

Вопрос о возможности или невозможности их исполнения, согласно ст. 125, разрешает Конституционный суд (КС). В связи с этим в принятой осенью 2020 года новой редакции закона о КС появилась специальная глава XIII.1, регламентирующая порядок принятия подобных решений. Согласно ст. 104.1 этого закона, обратиться в КС с соответствующим запросом вправе президент, правительство и Верховный суд, а также федеральный орган исполнительной власти, отвечающий за взаимодействие с конкретным межгосударственным органом (в случае с ЕСПЧ это Минюст).

Источник: Коммерсант