Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Уильяму Браудеру ответили по-швейцарски – Газета Коммерсантъ № 214 (6935) от 21.11.2020

Прокуратура Швейцарии решила прекратить начатое с подачи главы фонда Hermitage Capital Уильяма Браудера почти десять лет назад уголовное дело о предполагаемом отмывании преступных доходов российских чиновников в этой стране. Прокуратура признала, что не располагает доказательствами виновности фигурантов расследования, однако все арестованные в этой стране деньги им не вернула.

«Прокуратура Швейцарии подошла к концу своего расследования, придя к выводу, что дело в отношении неустановленных лиц в соответствии с ч. 1 ст. 319 Уголовно-процессуального кодекса должно быть прекращено, поскольку в делах об отмывании денег должна быть убедительно доказана связь между ними и преступлением, в данном случае совершенным за границей»,— говорится в ответ на запрос “Ъ”, направленный в прокуратуру Швейцарии.

О решении прокуратуры стало известно после того, как она уведомила о нем руководство Hermitage Capital, которое уже назвало это «капитуляцией перед русскими». Однако сама прокуратура назвала это решение «оправданным», отметив только, что вернет далеко не все арестованные в этой стране деньги: от 1 млн до 4 млн франков может быть конфисковано.

Таким образом, прокуратура фактически признала недостоверность сведений, полученных от руководства инвестиционного фонда и его главы Уильяма Браудера, который утверждал, что в 2007 году некие российские должностные лица вывели из России свыше 3 млрд руб. бюджетных средств и впоследствии попытались отмыть их в Швейцарии.

Это расследование было инициировано господином Браудером после гибели в ноябре 2009 года в московском СИЗО его аудитора Сергея Магнитского, обвиняемого в организации преступной схемы «налоговой оптимизации», из-за которой бюджет недополучил миллиарды рублей.

К тому моменту сам господин Браудер за налоговые махинации был объявлен Россией в международный розыск, а управляемые им компании должны были вернуть бюджету РФ по вступившим в 2003–2005 годах в законную силу решениям арбитражных судов сумму налогов, эквивалентную $19 млн.

В марте 2011 года юристы Hermitage Capital обратились с заявлением на имя генерального прокурора Швейцарии Эрвина Бейелера, попросив его расследовать факты использования швейцарских банков для отмывания российских денег. Начав его, прокуроры заблокировали несколько счетов в банке Credit Suisse. При этом в прокуратуре не стали оглашать суммы арестованных средств, заявив, что речь идет о «миллионах долларов».

В самом фонде считали, что к выводу около $40 млн из РФ были причастны экс-руководитель московской налоговой инспекции №28 Ольга Степанова и ее бывший муж Владлен Степанов. При этом в фонде были уверены, что эти лица являлись только исполнителями, тогда как основные участники мошеннической схемы остались в тени.

В свою очередь, швейцарское расследование стало одним из оснований возбуждения аналогичных дел в США и Канаде и принятия так называемого закона Магнитского, который якобы пострадал за выявленные им махинации. Однако, как сообщила “Ъ” адвокат Наталья Весельницкая, в действительности Сергей Магнитский «никогда не раскрывал никаких преступлений и никого не обличал в них».

По ее данным, часть банковских материалов была получена подчиненными господина Браудера Вадимом Клейнером и Джемисоном Файерстоуном от Александра Перепеличного, давнего партнера Владлена Степанова. Однако проверка показаний господина Перепеличного в открытых базах выявила, что в действительности все лица, упомянутые в них, работали на его компании, а не господина Степанова. Господин Перепеличный затем дал показания прокуратуре, которая так и не получила от него ответы на поставленные вопросы, а после этого свидетель неожиданно скончался во время пробежки под Лондоном.

«Представители швейцарской прокуратуры в рамках расследования дела об отмывании допросили ряд должностных лиц, включая и меня,— рассказал “Ъ” бывший следователь МВД Павел Карпов, расследовавший уголовные дела, связанные с Hermitage Capital.— Дав следователям развернутые показания, я заявил, что обращение Уильяма Браудера в прокуратуру Швейцарии является, по сути, ложным доносом. Так и оказалось».

«Завершение этого самого первого дела, давшее единственный мотивационный толчок для принятия в США «закона Магнитского», получило то, что заслуживало,— полное фиаско Браудера и его команды»,— отметила, в свою очередь, госпожа Весельницкая.

По словам адвоката, у ее клиента Дениса Кацыва в Швейцарии в 2012–2013 годах было арестовано более $8 млн. В ответ на запрос команде его юристов из прокуратуры сообщили, что из этой суммы изымут лишь $78 тыс., то есть менее 1%, причем без предъявления каких-либо обвинений и даже без установления самого события преступления.

Источник: Коммерсант