Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

В экспертизе недосчитались ран – Газета Коммерсантъ № 132 (7094) от 29.07.2021

“Ъ” стали известны новые подробности уголовного дела, расследуемого в отношении севастопольского судмедэксперта Александра Пенцакова, недавно арестованного Басманным судом столицы. Специалист, напомним, оформил заключение о том, что отдыхавший в Крыму московский чиновник Леонид Ошарин покончил с собой, хотя на теле последнего было обнаружено несколько колото-резаных ранений. По данным “Ъ”, следствие уже после эксгумации тела покойного и проведения новой экспертизы пришло к выводу, что господин Пенцаков не только в своем заключении неправильно оценил смертельное ранение чиновника, но и не заметил некоторых других, которые имели место.

Фигурантом уголовного дела о служебном подлоге и халатности (ч. 2 ст. 292 и ч. 1 ст. 293 УК РФ) судмедэксперт Александр Пенцаков, как сообщал “Ъ”, стал несколько дней назад. ГСУ СКР взяло дело в собственное производство после того, как в правоохранительные органы обратилась вдова бывшего заместителя руководителя департамента культуры Москвы 47-летнего Леонида Ошарина. Женщину не устроили выводы крымских правоохранителей о том, что ее муж совершил самоубийство, которые были основаны на результатах экспертиз, проведенных Александром Пенцаковым. Как уже сообщал “Ъ”, вывод о суициде был сделан экспертом несмотря на то, что в апреле этого года московский чиновник получил несколько колото-резаных ран. Всего их эксперт насчитал десять, причем шесть в правой надключичной области и одна — на передней поверхности груди.

Соответственно, теперь ГСУ СКР возбудило и дело об убийстве (ст. 105 УК РФ) господина Ошарина.

Как стало известно “Ъ”, одним из основных доказательств по эпизоду о халатности, якобы допущенной крымским судмедэкспертом, стало исследование, проведенное специалистами Главного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Минобороны. Они пришли к выводу о грубых методологических ошибках, допущенных господином Пенцаковым. Так, эксперты Минобороны обратили внимание на то, что, например, в протоколе осмотра тела говорится, что оно принадлежит «неустановленному мужчине», однако уже в материалах ГСУ СКР по Крыму говорилось, что погибшим является Леонид Ошарин. Причем по двум заключениям о результатах экспертиз невозможно понять, идет ли речь об одном и том же трупе или о разных.

Также вопросы у экспертов вызвала корректность времени и места проведения исследований, отсутствие в заключении описания раны правого предплечья, повреждений сухожилий, мышц, артерий и вен погибшего. Хотя данное обстоятельство, подчеркивают военные эксперты, «имеет принципиальное значение» для ответа на вопрос о том, кто их мог нанести — сам чиновник или посторонние лица.

Также судмедэксперты Минобороны обратили внимание на одно обстоятельство. Господин Пенцаков сделал вывод, что канал в ране, которая, по его мнению, стала причиной смерти, свидетельствовал о том, что удар ножом и его извлечение из тела проводились строго под одним и тем же углом, причем под таким, что можно утверждать, что нанес его сам погибший. Однако, по мнению экспертов Минобороны, траектория движения клинка, напротив, свидетельствует о нанесении ударов ножом посторонней рукой. Ведь «после введения клинка» с последующим повреждением «крупного кровеносного сосуда» вытащить затем нож самостоятельно, не меняя направления его движения, «практически невозможно». Поэтому, резюмировали специалисты Минобороны, выводы их крымского коллеги противоречат «общепринятым данным» об анатомии человека, а также «методикам судебной медицины».

Впрочем, изначальные выводы военных экспертов базировались исключительно на документах и потому не могли быть признаны полностью объективными. Однако, по данным “Ъ”, выводы, сделанные военными, подтолкнули следователей центрального аппарата СКР к проведению эксгумации тела господина Ошарина и проведению его комплексной комиссионной экспертизы. В итоге эксперты обнаружили, что десяток действий, обязательных при осмотре тела, не были выполнены господином Пенцаковым. А на самом теле были найдены новые повреждения, которые, по версии следствия, полностью опровергают версию о самоубийстве. Среди них — прижизненный перелом подъязычной кости, резаные раны и кровоизлияния в мягких тканях головы.

Исказив фактические обстоятельства смерти чиновника, говорится в деле, господин Пенцаков подорвал авторитет государственных органов судебно-медицинской экспертизы и, затянув расследование, тем самым нарушил законные права потерпевших.

Защита эксперта, впрочем, не согласна с этими выводами СКР и считает, что действия эксперта не нанесли никому вреда.

Источник: Коммерсант