Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

В третий пакет санкций ЕС против Белоруссии попадет близкий к Александру Лукашенко бизнес

Источник: РИА «Новости»

Это подтвердил и верховный представитель союза по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель. По словам Борреля, санкции затронут в том числе и частный бизнес. «Эти санкции должны коснуться не только физических лиц, но и организаций, предпринимателей и фирм. Мы больше не переведем ни единого евро режиму Лукашенко. Все деньги пойдут на развитие гражданского общества Белоруссии через различные неправительственные организации», — заявил он на пресс-конференции 19 октября.

Первый пакет санкций против Белоруссии Евросоюз принял 2 октября, когда в республике уже почти два месяца шли протесты против Лукашенко.

Тогда под санкции попали чиновники, которых Брюссель подозревал в фальсификации президентских выборов 9 августа и насилии над мирными демонстрантами.

Сам Лукашенко попал под санкции 6 ноября с вступлением в силу второго пакета. Тогда ЕС обвинил белорусского лидера в репрессиях против политических оппонентов и мирных манифестантов, а также в запугивании журналистов. В новом списке помимо Лукашенко оказался его старший сын Виктор и еще 13 лиц — среди них глава администрации Лукашенко Игорь Сергиенко, пресс-секретарь президента Наталья Эйсмонт и председатель КГБ Иван Тертель. Всем фигурантам списка запретили въезд в Евросоюз, их активы на территории объединения подлежат заморозке.

Как отмечает программный директор Российского совета по международным делам Иван Тимофеев, новый список санкций от Брюсселя был вполне ожидаем. При этом вряд ли такие меры повлияют на Лукашенко и его политический курс, а серьезного ущерба белорусской экономике от них тоже ожидать не стоит, отмечает Тимофеев. Также он заметил, что ударить по белорусской экономике могли бы санкции ЕС и Вашингтона против крупных белорусских предприятий, однако европейские политики не хотят идти на такой шаг. Они опасаются, что применение более жестких мер в отношении Минска еще сильнее толкнет его в объятия России.

«Пока что это все персональные, блокирующие, визовые санкции, которые значительного ущерба экономике Белоруссии не наносят и не могут быть серьезными средствами для того, чтобы сменить политический курс», — считает Тимофеев.

При этом эксперт отметил, что крупнейшие белорусские предприятия государственные, поэтому не совсем понятно, кого Боррель имеет в виду под «частным бизнесом».

Попадающие под санкции организации, связанные с Лукашенко, скорее всего, являются силовыми ведомствами и правительственными структурами Белоруссии, подчеркнул Тимофеев.

«Санкционная политика ЕС — это сигнал, что Брюссель недоволен происходящим в Белоруссии, расценивает это как ухудшение ситуации, показывает, что дальше могут быть более жесткие меры. Они [европейские политики] давали предупредительные выстрелы, сейчас дали предупредительную очередь», — описывает эксперт политику ЕС.

Тимофеев также полагает, что в ближайшее время не стоит ждать более жестких санкций от ЕС: «Для более жестких мер требуется новый внутриполитический кризис в Белоруссии. В текущих условиях я не думаю, что они пойдут на блокирование системообразующих белорусских предприятий». По словам бывшего сотрудника спецслужб, в Белоруссии есть несколько крупных по местным меркам частных бизнесменов, «назначенных» Лукашенко на свои должности, возможно, под санкции попадет кто-то из них.

По словам ведущего эксперта аналитического центра «Стратегия» Валерия Карбалевича, санкции ЕС меняются не качественно, а количественно — пополняется список чиновников, которые виновны в нарушении прав человека.

«Влияние таких санкций на режим Лукашенко минимальное. Это комариный укус для режима, и пока на более масштабные экономические санкции Евросоюз не готов. Во-первых, экономические санкции — это оружие обоюдоострое. Во-вторых, ЕС опасается, чтобы эти санкции не загнали Белоруссию окончательно в Россию», — соглашается Карбалевич. Он также указывает, что санкции 2020 г. все еще мягче, чем санкции 2011 г., введенные после репрессий Лукашенко, последовавших за выборами президента в 2010 г., которые по своему масштабу были на несколько порядков меньше, чем сейчас.

Источник: Mail.ru