Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Великая китайская цена – Культура – Коммерсантъ

На экраны выходит китайская военная драма «Восемь сотен», посвященная одному из эпизодов японо-китайской войны 1937–1945 годов — обороне склада Сыхан в Шанхае. Экзотическое для российского проката и поражающее своим размахом зрелище с любопытством разглядывала Юлия Шагельман.

Ни одна публикация о «Восьми сотнях» режиссера Гуань Ху не обходится без упоминания, что фильм стал самым кассовым по общемировым итогам 2020 года — и первой неанглоязычной картиной, которой удалось выйти на такой уровень. Конечно, такому успеху поспособствовала в первую очередь пандемия: в то время как большинство крупных голливудских релизов были перенесены, «Восемь сотен» вышли во вновь открывшихся китайских кинотеатрах в августе 2020 года и с тех пор заработали в родном и международном прокате чуть больше $460 млн. Неизвестно, сколько к этому прибавят российские зрители (думается, тяжеловесному эпику почти на два с половиной часа, где нет ни единого знакомого лица, а речь идет о событиях, известных у нас только узким специалистам по военной истории, будет трудно конкурировать с дачами и шашлыками), но свой невиданный для китайского кинопрома бюджет в $80 млн картина уже неоднократно окупила.

Путь фильма к кассовым рекордам был не простым.

Его премьера должна была состояться на Шанхайском кинофестивале еще летом 2019 года, однако была отменена по «техническим причинам», что в Китае служит понятным всем эвфемизмом для государственной цензуры. Дело в том, что героические защитники склада Сыхан были бойцами Национально-революционной армии (НРА) Чан Кайши — то есть формально предшественниками нынешних китайских вооруженных сил (и эта преемственность — одна из магистральных идей фильма), но на деле — врагами Коммунистической партии, хотя на время японского вторжения между ними было заключено перемирие. В одном из кульминационных моментов фильма солдаты ценой собственных жизней защищают поднятый над складом флаг Гоминьдана — и это с точки зрения официальной идеологии смотрится сомнительно.

В итоге фильм был отправлен на переделку, из него вырезали 13 минут хронометража — остается только гадать, что же такого крамольного в них было, если эпизод с флагом все-таки остался. Ну а в завершающих титрах, конечно, отмечается руководящая и направляющая роль Коммунистической партии Китая в разгроме японских захватчиков и вообще победах во Второй мировой войне.

При этом история обороны склада Сыхань — это история героического поражения. Она длилась пять дней, с 26 октября по 1 ноября 1937 года, и стала одним из последних эпизодов битвы за Шанхай. После трех месяцев кровопролитных боев НРА отступила, но Чан Кайши отдал приказ 88-й дивизии остаться на месте, чтобы прикрывать отход войск, но в первую очередь — продемонстрировать Западу готовность Китая сражаться и добиться помощи от США и Великобритании. В результате на складе, который служил штабом дивизии, остался один усиленный батальон, численность которого на момент начала битвы за Шанхай составляла 800 человек (отсюда и название картины), но фактически Сыхань обороняли 400 с небольшим.

Согласно официальным данным, потери китайцев составили 10 убитых и 37 раненых — однако в фильме 10 человек погибают в первые примерно две минуты, а потом счет телам идет такой, что к концу скорее удивляешься, как там вообще кто-то выжил.

В чем «Восьми сотням» точно не откажешь — так это в масштабе. Для съемок были построены декорации на натуре, тщательно воспроизводящие исторические кварталы Шанхая, и нанято столько массовки, что командующие противоборствующих армий могли бы только позавидовать. Не обошлось, конечно, и без спецэффектов: так, над полем боя летает цифровой дирижабль с иностранными наблюдателями, который придает всему происходящему слегка фантастически-стимпанковский оттенок. Об эффектной диспозиции позаботилась и сама история: обреченный склад находился на берегу реки Сучжоухэ, ровно напротив Международного сеттльмента, который хранил нейтралитет. В качестве одного из главных приемов Гуань Ху использует контраст между разрушенным бомбежками северным берегом, где высится серое, мрачное, израненное снарядами здание склада — и сияющим огнями южным, на котором люди пьют, развлекаются, ходят в театры, играют в казино и делают ставки на то, сколько еще продержатся защитники Сыханя.

Примерно в том же положении оказываются и зрители — хотя у нас есть возможность заглянуть на сам склад, оказаться в эпицентре событий и покороче познакомиться с некоторыми из солдат, здесь просто-напросто слишком много всего происходит. Сражения (их здесь четыре с перерывами на моменты затишья, бытовые разговоры и подсчитывание потерь) выглядят как хаотическое нагромождение взрывов, выстрелов, рушащихся стен и мечущихся в дыму тел, а герои погибают раньше, чем их начинаешь отличать друг от друга. Трудно сказать, входило ли это в режиссерский замысел, но Гуань Ху удалось снять совершенно антивоенный по духу фильм. Несмотря на обилие патриотических речей и воодушевляющие кадры единения армии и народа в финале, главным впечатлением от «Восьми сотен» остается наглядная демонстрация того, как война начисто стирает индивидуальность, превращая людей в лишенные собственной воли фигурки на чьей-то чужой карте.

Источник: Коммерсант