Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Вирус подстегнул следствие – Газета Коммерсантъ № 119 (7081) от 12.07.2021

Как стало известно “Ъ”, СКР резко активизировал следственные действия по уголовному делу о покушении на долларового мультимиллионера Олега Бурлакова, совершенном осенью 2018 года. Тогда бизнесмен был обстрелян по пути в клинику на плановый медосмотр и чудом уцелел. Сам он связывал произошедшее с разделом имущества с бывшей женой. 71-летний господин Бурлаков умер более двух недель назад в подмосковной больнице с диагнозом «коронавирусная инфекция», по заявлению его родственников сейчас идет проверка качества оказанных ему медицинских услуг. Смерть бизнесмена привела к еще одному конфликту — относительно места его захоронения: сестра покойного утверждала, что по завещанию он должен быть похоронен рядом с родителями в Петербурге, но против выступили его жена и дочери, потребовавшие кремации в Канаде. Отметим, что по мере бракоразводных тяжб предприниматель инициировал в отношении супруги уголовные дела в Монако и Швейцарии, обвинив ее в хищении его средств.

По данным источников “Ъ”, скоропостижная смерть 71-летнего Олега Бурлакова в одной из подмосковных частных клиник, последовавшая 21 июня, по данным врачей, от осложнений, связанных с коронавирусной инфекцией, по данным источников “Ъ”, неожиданно активизировала следственные действия по уголовному делу о покушении на него, совершенном три года назад, которое ведет ГСУ СКР. Этот факт подтвердил “Ъ” и адвокат господина Бурлакова Максим Глотов. Он сообщил, что последнее время постоянно находится на связи со следователями. «Действительно, поиск преступников ведется очень активно, подробнее я сказать не могу, чтобы не раскрыть тайну предварительного следствия»,— отметил защитник. При этом он пояснил, что проверяются все те версии, которые предложил в свое время сотрудникам СКР сам господин Бурлаков.

Напомним, вечером 3 ноября 2018 года в Москве на стоянке возле 31-й горбольницы на улице Лобачевского, куда господин Бурлаков приехал на плановый осмотр, неизвестный обстрелял, предположительно из пистолета, его Cadillac Escalade. Сидевший на заднем сидении предприниматель чудом уцелел. Однако этим его неприятности не завершились. Примерно в то же время бизнесмен неожиданно почувствовал себя плохо, а анализ крови в российской частной клинике выявил повышенное содержание мышьяка в организме. Позже это исследование подтвердили и врачи в Монако. Точная причина установлена не была: рассматривались версии как преднамеренной попытки убийства путем отравления, так и случайного сбоя в организме, вызванного биодобавками к пище или специфической едой.

Сам он тогда в беседах со следователями связывал происходящие с ним ЧП с разделом имущества вследствие бракоразводных тяжб. По словам бизнесмена, входившего в топ-200 самых богатых людей России (его состояние оценивалось примерно в $650 млн), он практически перестал общаться с женой Людмилой Бурлаковой (в девичестве Марченко), а также с дочерями Вероникой и Еленой. Сестра господина Бурлакова Вера, являющаяся женой его давнего партнера Николая Казакова, в равных долях с которым в конце 1980-х годов бизнесмен начинал предпринимательскую деятельность, утверждала, что причиной разлада в семье ее брата якобы стала «неуемная страсть» к роскоши его жены и дочерей. Стоит отметить, что семья Бурлаковых перебралась жить за границу после того, как в разгар 1990-х его детей попытались похитить представители криминалитета. С тех пор более или менее регулярно на родине бывал только глава семейства, а оперативное управление бизнесом осталось на плечах господина Казакова. По словам супруги последнего, в 2014 году партнеры выгодно, за сумму в районе $1 млрд, продали совместный проект — компанию «Бурнефтегаз». Некую часть от этой суммы бизнесмены, как говорят их юристы, разместили на счетах Людмилы Бурлаковой: тогда такая схема им казалась оптимальной с точки зрения валютного и налогового законодательства, так как женщина не являлась российским налоговым резидентом. Однако позже, говорят представители компаньонов, когда те захотели вернуть деньги, оказалось, что огромные суммы уже якобы переведены в течение 2018 года со счетов компании, открытых в Монако и Швейцарии, в различные офшорные юрисдикции, включая остров Гернси. Впоследствии якобы часть денег осела на счетах дочерей Олега Бурлакова, а другая — в багамском трасте, где лишь они вместе с матерью числятся бенефициарами (без участия господина Бурлакова).

Как бы то ни было, в декабре 2018 года Людмила Бурлакова начала бракоразводный процесс в Монако. В свою очередь, ее муж вместе с Николаем Казаковым инициировали в княжестве уголовное расследование по фактам хищения их средств в Монако и Швейцарии. Оппоненты, в свою очередь, обвинили господина Бурлакова в мошенничестве, и с тех пор общение между сторонами проходило исключительно через юристов. Тем временем в 2019 году прокуратура Ниццы начала расследование по факту вторжения в частную жизнь бизнесмена: в самолете, которым он пользовался, был обнаружен трекер, отслеживающий перемещения.

«Олег Леонидович никогда публично не высказывался о суммах финансовых претензий к жене, а также возможной причастности ее и дочерей к слежке и покушению, поэтому не стану этого делать и я»,— заявил “Ъ” Максим Глотов. Однако адвокат подтвердил, что «эта тема подробно обсуждалась со следствием». По данным источников “Ъ”, в рамках отработки «имущественной» версии посягательства на жизнь миллионера проверяются Людмила Бурлакова, ее дочери и мужья последних Сергей Косорезов и Грег Глинер. По данным источников “Ъ”, в ходе расследования ГСУ СКР были направлены международные запросы об оказании правовой помощи в соответствующие госорганы Франции, Монако, Германии и Канады — о проведении «необходимых процессуальных действий на территории указанных государств». Именно задержка с их исполнением и вызвала затяжку расследования.

Тем временем по заявлению Веры Казаковой СКР сейчас ведет доследственную проверку хода лечения и своевременности госпитализации заразившегося COVID-19 Олега Бурлакова. Продолжается и конфликт, связанный с вопросом его захоронения. Тело бизнесмена после двухнедельных препирательств жена и дочери в итоге смогли вывезти в Канаду. Госпожа Казакова, в свою очередь, ссылаясь на устно выраженную последнюю волю брата, хотела похоронить его на Серафимовском кладбище Санкт-Петербурга рядом с родителями.

Уже со следующего дня после смерти бизнесмена управляющие его активами и имуществом начали получать письма и уведомления из банковских организаций по поводу наследства. А 24 июня Людмила Бурлакова и дочери открыли наследственное дело у одного из петербургских нотариусов. Впрочем, очевидно, что вопрос об огромном наследстве, среди которого числится и осуществленная «детская мечта» Олега Бурлакова — суперъяхта Black Pearl на альтернативных источниках энергии длиной более 100 м и стоимостью больше $200 млн,— будет зависеть как от наличия и содержания завещания, так и от результатов расследований СКР.

«Дело о так называемом покушении на покойного Олега Бурлакова весьма странное. В нем масса неясных элементов и деталей, вызывающих закономерные сомнения и вопросы,— сказал “Ъ” адвокат Людмилы Бурлаковой и ее дочерей Константин Добрынин.— Сам факт пережевывания третий год одних и тех же невнятных слухов и домыслов, причем, как правило, со ссылкой на анонимных адвокатов и тем более якобы следователей, говорит сам за себя. И говорит он о том, что сказать тем, кто коряво затеял это фейковое дело о крайне странном так называемом покушении, нечего. Нашим доверителям, которые при нашей юридической помощи находятся в конструктивном рабочем контакте со следствием, никаких претензий, связанных с этой историей, не предъявлено и никогда не предъявлялось. Можно заметить: те, кто затеял многомерную авантюру вокруг жизни, смерти, похорон и имущества покойного Олега Бурлакова, должны теперь очень четко юридически оценивать последствия всех своих действий — гражданские, уголовные и дисциплинарные».

Источник: Коммерсант