Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Заложники «Листвяжной» – Газета Коммерсантъ № 215 (7177) от 26.11.2021

В четверг на шахте «Листвяжная» в Кемеровской области произошла крупнейшая катастрофа в угледобывающей промышленности России за последние десять лет. В результате взрыва метана, вызвавшего воспламенение угольной пыли и породы, а также сильное задымление, из 285 шахтеров погибли 11, а еще 49 пострадали. Пропавшими без вести считаются 35 горняков, шансов на спасение которых практически нет. Погибли также трое участников спасательной операции, еще трое исчезли. По предварительным данным, причиной ЧП, приведшего к 52 жертвам, оказался так называемый человеческий фактор, а способствовали ему нарушения, допущенные персоналом шахты. Трех ее руководителей уже задержали.

Предшествовавший задымлению хлопок в начале десятого утра по местному времени слышали шахтеры, работавшие в нескольких километрах от 33-го, нижнего горизонта «Листвяжной». По словам свидетелей, по всем выработкам пронеслась и взрывная волна, которую они характеризовали как резкое движение воздуха.

Таким образом, по мнению специалистов, причиной катастрофы мог стать локальный взрыв метана на 33-м горизонте, поднявший в воздух и воспламенивший сухую угольную пыль.

Сама она сгорела довольно быстро, однако успела зажечь куски отбитой за ночную смену, но еще не вывезенной породы. Так называемый длиннопламенный каменный уголь, добываемый в «Листвяжной» и отличающийся выделением большого количества копоти при горении, тут же наполнил 33-й горизонт угарным газом, а работавшая система вентиляции раздула вредоносную смесь по другим штрекам и забоям.

О возникшей опасной концентрации СО в шахте сообщили сами горняки, которым удалось после аварии выбраться наружу. «Вдруг стало нечем дышать» — так описывали свое состояние почти все пострадавшие. Большинство шахтеров смогли выжить благодаря индивидуальным приборам защиты, так называемым шахтным самоспасателям (ШСС-1), содержащим небольшой запас кислородосодержащей смеси на случай попадания человека в «непригодную для дыхания среду».

Однако продержаться на ШСС смогли лишь те, кто в момент аварии оказался недалеко от штреков, ведущих к главному стволу выхода из разработок.

Одна из бригад в составе десяти человек до него не добралась и погибла в полном составе возле транспортировочной ленты. По данным близкого к расследованию источника “Ъ”, горнякам пришлось несколько километров идти к выходу в довольно быстром темпе, да еще и в затрудняющих дыхание приборах. По предварительным данным, как только бригада остановилась для короткой передышки, люди попробовали обойтись без самоспасателей и потеряли сознание. При схожих обстоятельствах, по данным “Ъ”, погиб и одиннадцатый из уже обнаруженных спасателями горнорабочих, а также трое самих спасателей — причиной их смерти, по предварительным данным, стало отравление угарным газом.

Спасение остальных велось с переменным успехом. Днем приехавшим на место катастрофы чиновникам областного и федерального уровня еще удавалось успокаивать собравшихся возле здания шахтоуправления родственников горняков вселяющими надежду заявлениями. Они говорили о том, что ситуация остается под контролем: в шахту подается электроэнергия, в ней работает система принудительной вентиляции, а проведенные замеры показывают, что уровень метана не превышен и сохраняется лишь «слабая задымленность». Однако к вечеру тональность заявлений изменилась. Глава Кузбасса Сергей Цивилев сообщил в своем Telegram-канале, что под землей остались 35 человек (пропали еще трое спасателей), но так и не удалось установить с ними радиосвязь и выяснить, где именно они находятся. Губернатор отметил также, что шахта сильно загазована: концентрация оксида углерода в ней превышает 0,25%, а метана — 6%, что создает угрозу его взрыва. Из-за этого спасательные работы, по словам главы региона, пришлось завершить.

«Работы возобновятся, как только концентрация газа снизится до безопасного уровня»,— сообщил Сергей Цивилев.

Когда именно это произойдет, никто не знает. Продуть шахту воздухом нельзя из-за опасности спровоцировать таким образом полноценное горение тлеющего в лавах 33-го горизонта длиннопламенного угля.

Попытка выгнать метан с помощью инертного газа или воды тем более не оставила бы никаких шансов на выживание заблокированным в забое горнякам. По данным источников “Ъ”, участникам спасательной операции сейчас остается только осуществлять «мониторинг аэрогазовой обстановки» на месте катастрофы и ждать, пока метан и оксид углерода выйдут из шахты без их участия, естественным путем.

Однако и ожидание, по мнению специалистов, может стать для заложников «Листвяжной» не менее губительным, чем попытка их спасения. Даже если предположить, что горняки выжили после утреннего взрыва, кислород в их шахтных самоспасателях, рассчитанных на «40 минут ходьбы либо 2 часа ожидания», давно закончился.

Теоретически люди могли бы провести еще некоторое время в так называемых спасательных камерах — герметичных металлических резервуарах с запасами воды и кислорода, рассчитанных на десять человек, однако все опрошенные “Ъ” специалисты усомнились в наличии таковых в недрах «Листвяжной».

Председатель Независимого профсоюза горняков России Александр Сергеев сообщил “Ъ”, что комиссии Ростехнадзора и следователям следственного управления СКР по Кемеровской области, которые занялись расследованием обстоятельств катастрофы, предстоит выяснить, правильно ли работала система вентиляции в шахте с изначально высоким содержанием метана и почему со стенок штреков и выработок не смывалась опасная угольная пыль. Наконец, пока до конца не ясно, что стало причиной воспламенения метано-воздушной смеси на 33-м горизонте.

Между тем в рамках возбужденного СКР уголовного дела по ч. 2 ст. 217 УК РФ (нарушение требований промышленной безопасности опасных производственных объектов, повлекшее по неосторожности смерть человека) появились первые подозреваемые — были задержаны гендиректор ООО «Шахта «Листвяжная»» Сергей Махраков, его первый заместитель и начальник участка, на котором произошел взрыв, сообщили в региональном СУ СКР.

Как сообщили в Ростехнадзоре, в 2021 году в «Листвяжной» было проведено 127 проверок, выявивших 914 нарушений, девять раз ее деятельность приостанавливалась, а общая сумма штрафов превысила 4 млн руб. Однако, по данным руководства самой шахты, к ноябрю большинство нарушений было устранено.

Отвечая на вопрос “Ъ” о столь впечатляющих результатах, начальник отдела по надзору за подземной угледобычей Ростехнадзора Сергей Никитин сказал: «Все это неправда», но от более подробных комментариев категорически отказался.

Отметим, что ЧП на «Листвяжной» — самая крупная авария с гибелью людей в углепроме Кузбасса с 2010 года. Тогда на шахте «Распадская» в Междуреченске произошли два взрыва метана. В момент первого под землей находились 359 шахтеров, 276 были выведены на поверхность. На место были направлены 54 спасателя. В это время произошел второй, более мощный взрыв, разрушивший наземные сооружения шахты. Всего в результате катастрофы погиб 91 человек, порядка 100 получили ранения. На самой «Листвяжной» крупная авария произошла в октябре 2004 года. Тогда от взрыва метана 13 шахтеров погибли, 3 человека получили тяжелые травмы, 18 — отравления угарным газом. В 2020–2021 годах Беловский городской суд четыре раза наказывал «Листвяжную» за нарушения требований промышленной безопасности. Из судебных постановлений видно, что нарушения касались пылеподавления, в частности, допускались отложения угольной пыли на проходческом комбайне, не соблюдался график проведения пылевзрывозащитных мероприятий и т. п. При этом последняя проверка, проведенная в ноябре, серьезных нарушений не выявила.

Шахта «Листвяжная» в поселке Грамотеино была построена в 1956 году как шахта «Грамотеинская 1–2» с годовой мощностью 400 тыс. тонн угля. В 1966 году была также построена гидрошахта «Грамотеинская 1–2» с годовой мощностью 1,2 млн тонн угля. В 1972 году эти предприятия были объединены в шахту «Инская». В рыночную эпоху она вошла в состав компании «Белон», которая в 2008 году провела ее модернизацию с увеличением мощности до 2,6 млн тонн и построила обогатительную фабрику. В 2011 году предприятие было продано кемеровскому холдингу СДС и вошло в состав отраслевого ООО «ХК «СДС-Уголь»». На его сайте «Листвяжная» представлена как шахта, которая «спроектирована с учетом всех требований к экологии и безопасности, в ней проводится дегазация, используется современное горно-шахтное оборудование», она обеспечена многофункциональной системой аэрогазового контроля «Микон lР». После перехода предприятия на поле пласта «Сычевский-I» в 2018 году производственная мощность шахты составляет 5,2 млн тонн энергетического угля марки Д в год.

Сергей Машкин; Игорь Лавренков, Кемерово

Источник: Коммерсант