Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Женский вопрос будут задавать чаще – Газета Коммерсантъ № 147 (6868) от 18.08.2020

Экономический кризис, вызванный пандемией коронавируса, в развитых странах ухудшил положение женщин на рынке труда сильнее, чем положение мужчин. Этим он отличается от рецессий прошлых лет, при которых снижение занятости шло противоположным образом. В России ситуация выглядит аналогичной, хотя пока различия в уровне безработицы женщин и мужчин не превышают 0,1 процентного пункта.

Экономический кризис, возникший из-за пандемии коронавируса, мог повлиять на экономическое положение женщин сильнее, чем на положение мужчин. К такому выводу пришли исследователи группы американских и европейских исследователей (Тэйтн Элон из калифорнийского UCLA, Маттиас Депке и Джейн Олмстед-Рамзи из чикагского Northwestern University, Мишель Терлитт из Университета Мангейма, Германия), опубликовавших препринт исследования в серии публикаций Национального бюро экономических исследований (NBER) в США. Авторы анализировали положение мужчин и женщин на рынке труда в текущий и предыдущие периоды рецессии в США. Несмотря на появление с мая 2020 года сотен работ сходной тематики, эта статья важна в первую очередь поставленной задачей: подавляющее большинство исследователей пока оценивают «коронавирусный» кризис в том же ряду, что и обычную рецессию на нисходящей фазе цикла деловой активности, в данном случае задачей было выявление особенностей кризиса, исходя из предположения о том, что гендерные отличия в занятости будут влиять на структуру безработицы и на специфические механизмы реакции рынка труда на экзогенный шок. Данные авторов охватывают статистику рынка труда США по май 2020 года.

Как следует из работы, во всех экономических кризисах в США с 1975 по 2009 год рост безработицы среди мужчин был выше, чем среди женщин. Разница между мужской и женской безработицей могла составлять от 0,1 до 1,9 процентного пункта. В этот же кризис, как показывают расчеты авторов исследования, безработица среди женщин оказалась на 2,9% выше мужской. О более серьезном ухудшении положения женщин также говорит и ряд других показателей. Так, уровень занятости женщин с февраля по июнь 2020 года снизился на 17,8 процентного пункта, в то время как для мужчин этот показатель равен только 15,8. Гендерный разрыв в количестве отработанных часов оказался еще больше. С февраля по май средняя продолжительность рабочего времени женщин сократилась на 27%, а мужчин — только на 20%.

По мнению авторов исследования, такое ухудшение положения женщин произошло благодаря двум факторам. Во-первых, сильнее всего кризис в форме противоэпидемических мер сказался на секторе услуг, где большая часть работников — женщины. Во-вторых, значение в данном случае имел необычный тип шока на рынке труда: женщины в коронавирусной эпидемии в США были вынуждены сократить свою занятость по своей же инициативе, из-за закрытия детских садов и школ и необходимости больше ухаживать за детьми. В результате нынешняя рецессия может, по предположению авторов, замедлить продвижение гендерного равенства на многие годы, поскольку она подрывает положение женщин на рынке труда сначала из-за прямой потери занятости, а затем из-за потери профессионального опыта. Это может привести к росту разрыва в оплате труда мужчин и женщин во время пандемической рецессии и сразу после нее, предполагают авторы — в работе моделируются довольно сложные аспекты дальнейшего развития ситуации в зависимости, например, от времени ограничения и характера посещения детьми школ. Общий вывод авторов — данный тип шока на рынке труда предположительно будет продолжительно увеличивать гендерное неравенство в отличие от «обычного кризиса» (рецессии в цикле деловой активности), в котором предполагаемое уменьшение гэпа между зарплатами мужчин и женщин меньше: по расчетам в работе, последствия «коронавирусного» шока в этом плане в США будут преодолены в течение 18 лет, то есть, по сути, в течение жизни поколения, хотя большая часть созданного вновь неравенства будет ликвидирована за два-три года.

Как следует из данных Росстата, пока можно предполагать, что российский рынок труда отреагировал на кризис, вызванный пандемией, похожим образом. В то же время различие между безработицей женщин и мужчин, в отличие от США, невелико и может оказаться в пределах статистической погрешности. Так, в мае и июне безработица среди мужчин, по оценкам Росстата, составляла 6%, а среди женщин — 6,1%. При этом в апреле ситуация была обратной — безработица среди мужчин составляла 6,1%, а среди женщин — 5,4%. Объяснить несущественную разницу между положением мужчин и женщин может структура занятых по полу и секторам экономики. В то время как от кризиса существенно пострадала торговля, где занято 19,7% работающих женщин, на сфере образования и здравоохранения, где их доли достигают соответственно 16% и 13%, он практически не сказался.

Источник: Коммерсант